| Война цивилизаций |
Просмотров: 9021
0 Плохо0

После промышленной революции и индустриализации как процессов модернизации ни одно общественное событие не вызывало таких последствий и теоретических и практических противоречий, нежели глобализация - этот современный мегатренд эпохи. Именно в связи с последним английский социолог Энтони Гидденс обозначил наше время как «поражающее и устрашающее». Ведь ничто ни в прошлом, ни в современности не вызывает столь судьбоносных и амбивалентных последствий для жизни человека и человечества, как глобализация. Она является ныне предметом обсуждения самых различных наук и многочисленных междисциплинарных исследований. Как процесс глобализация выросла из научно-технической революции, созданных ею новых производительных сил и технологий, международного разделения труда и его интеграции. Однако она несет человечеству далеко не только блага. Скорее всего, она напоминает нам двуликого Януса, ибо одновременно рождает и новые облики освобождения, и небывалые формы порабощения, подавления и уничтожения людей.


Если еще пятнадцать с лишним лет назад понятие глобализации было неизвестным в социологической мысли, то сегодня накопились горы литературы об этом феномене. Не только в социологии, но также в политологии, политэкономии, культурологии явились многочисленные теории, связанные с именами Д.Хелда, Р.Робертсона, У.Бека, Э.Гидденса, П.Бурдье, М.Кастельса и др. Значительный вклад в обсуждение темы глобализации внесли русские авторы А.Панарин, А.Зиновьев, а также создатели объемного труда «Энциклопедия глобалистики» (под ред. А.Н.Чумакова). Избежать эклектицизма в синтезе различных теоретических подходов, которые находим у перечисленных авторов, представляется возможным только в перспективе интегральной парадигмы в социологии, которую наметили в своих трудах Ж.Рицер и М.Печуйлич. Эта модель предполагает единство теории деятельности и теории структуры и, соответственно, применения деятельностного и структуралистского подходов. Тогда общественные явления представляются выражением структурных детерминаций, но также и культурных ориентаций и деятельных ролей общественных акторов, как коллективных, так и индивидуальных.. Следовательно, в этом треугольнике «Общество-личность (субъекты)-культура» находится решение многих ключевых проблем социокультурной динамики, включая ее глобальные тенденции.

Исходя из упомянутой парадигмы, будем рассматривать далее глобализацию как тотальный феномен эпохи и внутренне противоречивый общественный процесс. Она имеет различные измерения, в нее включены разные действующие лица и силы, которые преследуют свои не совпадающие стратегии, используют разнообразные системы власти, влияя тем самым на изменения в структуре и динамике мирового сообщества, на модификацию старых и создание новых зависимостей в отношениях людей.

В рамках нашего междисциплинарного подхода можно выделить асимметричный и ассоциативный типы глобализации. Первый из них предполагает антагонистический порядок распределения мощи в глобальной общественной системе, который реализуется в форме неолиберального проекта новых неравенств. Второй - ассоциативный тип является альтернативой первому, требуя установления равноправных и плюралистичных взаимоотношений между людьми, народами и странами. Нынешняя глобализация, представляющая собой новейший способ воспроизводства и экспансии капитала, обеспечивает неуклонное обогащение крупного бизнеса, ТНК - с одной стороны и обнищание огромного большинства трудящихся и целых народов - с другой. Асимметричная глобализация обостряет прежние и создает новые неравенства.

Сегодня лишь 20% наиболее могущественных стран располагают 82,7% мирового богатства, тогда как 20% самых бедных имеют в совокупности всего лишь 1,4%. И если10% богачей контролируют 54% всех мировых ресурсов, а 385 миллиардеров имеют богатства больше, нежели половина человечества, то доходы двух с половиной миллиардов людей (т.е. 40% населения Земли) составляют менее чем 2 доллара в день на душу населения. Оценивая подобную реальность, Джон Грэй в своем исследовании «Ложная заря - иллюзия глобального капитализма» говорит о глобализации как о корпоративной неолиберальной утопии. Даже в своей современной фазе нынешний глобальный порядок есть радикальный убивающий капитализм. Стремясь к неограниченному господству, он не только искореняет остатки социалистических систем в мире, но методично устраняет даже давно утвердившуюся социал-демократическую модель капитализма в Европе.

И.Валлерстайн (в работе «После либерализма») был прав, когда утверждал, что на рубеже 80-х и 90-х гг. произошел слом не только коммунизма, но и прежнего либерализма. По его словам, капитализм с тех пор радикализует кризис своей мировой системы, вступая и сам в процесс дезинтеграции с неизвестными последствиями. 1989 г. открыл дорогу консервативным и ультраправым тенденциям. Новые правые как коалиция сил финансовой олигархии, магнатов военной индустрии, политократии, определенно склоняются сегодня к неототалитаризму.

Глобализация породила практики современного социально-политического транзита, в которых реализуются клонированные проекты вестернизации, американизации (соответственно, «макдональдизации») общества и зависимой модернизации. Многочисленные влиятельные общественные круги и политические субъекты в зоне транзита придерживаются стратегии зависимой модернизации, которая опирается на концепции неолиберального фундаментализма.

Неолиберальная философия развития - в центре которой находится эгоистичный индивидуализм и стяжательская суть мегакапитала повлияли на социал-дарвинизацию в общественных отношениях и повлияли на то, что США усилили свою неоимпериалистическую политику и стали протагонистами моноцентричного глобализма. США сейчас хотят миру навязать свою моноцентричную модель, т. е. хотят диктовать условия не только в сфере глобальной экономии, но и в политических процессах и в области культуры. Они сегодня ведут себя как империалисты. Поэтому не случайно, что британские идеологи (Р. Кайган, Р. Купер), поддерживая гегемонистскую позицию США в мире, озвучивают тезис об «исчезновении наций» и начале «периода глобальных империй».

Мы стоим на пороге нового периода глобализма, который является выражением очередного этапа научно-технического прогресса, связавшего мир в глобальную информационную сеть, но возможности мира по вопросам прогресса не всегда одинаковы, поскольку они сопровождаются процессами ассиметричного характера, связанными с особенностями монополизации. Последняя протекает своеобразно в различных зонах мировой системы (мировой центр, полупериферия, периферия), что в своих социологических исследованиях превосходно описывает И. Валлерстайн.

Неолиберальная стратегия как англо-саксонская модель развития сегодня наиболее агрессивна. Ее целью являются не только развивающиеся государства и государства в транзите, которые вынуждены следовать стратегии зависимой модернизации (что означает долговое рабство, реколонизлизацию и протекторизацию), но страдает и социалдемократическая модель развития (рейнская и скандинавская модель социального государства, так называемый социальный капитализм). Под влиянием неолиберализма разрушаются институты социальной солидарности, стандарты в области рабочего и социального законодательства, открываются возможности неконтролируемой «эксплуатации без границ» (П. Бурдье), а Европейский союз, вместо того, чтобы стать общим домом, делит Европу на Европу банкиров и Европу рабочих. За политической риторикой о Европе как достаточно образцовом обществе, проглядывает новая действительность. Именно ЕС стало результатом региональной и политической мегаинтеграции, которой руководит финансовая олигархия и окреший класс плутократии. Такая Европа действует в соответствии в целями ТНК и мега капитала, а в военно-политическом смысле является «рукой Америки», или, по выражению З. Бжезинского -зоной американского протектората.

Неолиберальная идеология породила возможность возвращения неоконсерватизма, который поддерживает «ястребов» в США, что в свою очередь привело к обновлению традиционных идеологий « крови и территории». Структурные неравенства в мире (Север - Юг) обострили социальные противоречия, привели к появлению многочисленных конфликтов. Распространение фундаментализма в мире есть не только выражение неуспеха модернизации стран третьего мира, но и реакция на существующее региональное и социальное неравенство.

Мы сегодня живем в мире, который „вышел из берегов" (Шекспир). Нарушено биополярное равновесие. Силы монополярного порядка стремятся, используя дипломатию пушек, к власти над миром. Именно США сегодня являются виновником разрушения мирового равновесия, поскольку слишком часто действуют не в соответствии с международными нормами, которые предписываются ООН.

США в реальности являются новой „империей зла", которая бы хотела контролировать всю планету и даже использовать в военных целях космическое пространство. Одна «берлинская стена» пала, но на всей планете стали строить другие стены. Вместо мостов дружбы и сотрудничества мы получили новые границы и конфликты.

Действуя агрессивно, и сами США живут в состоянии перманентного страха. Поэтому геостратегическая политика изменилась от международного права к праву сильнейшего, к интервенционизму, к государственному террору.

Несмотря на то, что после Второй мировой войны США комбинировали геополитику и геоэкономику, они в последние десятилетия используют исключительно насилие как инструмент политики. Конечно, насилие само по себе не является целью, а используется в функции борьбы за освоение и контроль над источниками энергии и другими ресурсами. Поэтому неоимпериализм США связан с новой реколониализацией мира и его протекторизацией. О сути у особенностях геостратегии США в современном мире и в ХХI веке З. Бжежинский написал книгу „Большая шахматная доска" (1997) с которой можно не соглашаться, но которая является иллюстрацией, представляющей долгосрочные интересы неоимпериалистической американской внешней политики, которая маккивиалистически комбинирует дипломатические и военные средства в борьбе за освоение мира.

Сегодняшний моноцентрический глобализм с США во главе, расширяется и разрушает международную правовую систему, возникшую после Второй мировой войны. Ее деятелей, как бы они не прикрывались другими целями, не интересует ни справедливость, ни свобода. Они руководствуются своими частными интересами. В целях установления своего господства они не выбирают средства: экономические, политические, информационные, военные; мягкую и твердую стратегии, низкой и высокой степени интенсивности.

Неолиберальная стратегия зависимой модернизации насаждается как модель развития странам, находящимся в периоде транзита. Ее дополняют трансконтинентальная стратегия военного расширения НАТО, которое создает новых вассалов, занимается созданием новых протекторатов. И хотя формальные условия существования НАТО исчезли в 1989 году после расформирования Варшавского договора, пакт расширяется, демонстрируя новую роль мирового жандарма и изменяя в своих интересах мировой баланс сил.

Стабилизация России в последние десятилетия имеет значение не только для России, но и для всего мира. Таким образом, воссоздается мультиполярность в мире и восстанавливается баланс. Россия в случае Косово показала себя страной, которая последовательно придерживается принципов международного права - фактора стабилизации мирового порядка.

Согласно сценарию Бжезинского („Великая шахматная доска" (1997) России не следует позволить быть сильной и нужно постоянно вбивать клинья между Россией и Китавм, Россией и Европой, чтобы США получали свою корысть из подобных столкновений. Но Россия возвращается на мировую арену и становится геоэкономическим, геополитическим и военным важным фактором в мире.

В ХХI веку становится острой борьба за энергетические источники, воду, другие природные ресурсы, возникают проблемы связанные с устойчивым развитием и качеством жизни - Россия имеет здесь ведущую роль и именно она ведет стабильную миролюбивую политику.

В отличие от нее США все более агрессивны, когда речь идет о внешней политике, поскольку модель их экономики такова, что угрожает стабильности этой страны и мира. Пока США, лишь благодаря спекуляциям в области финансов, решают свои проблемы (дефицит бюджета, большие затраты на военно-промышленный комплекс и пр.). Используя монополию на мировом рынке и неравноправное распределение рабочих рук, а также ассиметричную модель глобализации, США грабительски поступают особенно по отношению к государствам, находящимся в транзите, для получения сверхприбылей. Следует также сказать, что в мире все больше растет сознание необходимости сопротивления нынешней американской политике. Усиливается борьба против ассиметричного глобализма, который является порождением в первую очередь американского неоимпериализма и который представлен в виде так называемого постмодернистского тоталитаризма. Против нового фашизма необходимо бороться. Необходимо объединять коалицию демократических, прогрессивных и освободительных движений, новых общественных направлений, антиглобалистов в борьбе за глобализацию сопротивления против неоимпериализма, за распространение идей равноправия и свободы, за мультиполярный мир, за более социально обеспеченный, более свободный и более спрведливый мир. Человечеству нужен мировой порядок понимания и солидарности, а не покорения и гегемонии. Борьба за мир и его мультиполярность должна быть связана с борьбой за изменение общественных отношений, с распространением идей социал-демократической концепции развития как инструмента борьбы за посткапиталистическую альтернативу будущего человечества.

Л.Склер в своем исследовании «Глобализация, капитализм и его альтернативы» приходит к выводу о предвидимом конце капиталистической глобализации. Капитализм вступает в самый глубокий кризис в своей истории. Автор указывает на вероятность возрождения социалистической глобальной альтернативы (признаки которой появляются даже на американском континенте). По его мысли, путь к ней лежит через социализацию управления средствами, условиями труда и распоряжения прибавочным продуктом. Будущее мира скорее всего не принадлежит, ни дикому, неоимпериалистическому капитализму, ни бюрократическому этатизму, но солидаристской гуманной общности равноправных и свободных людей. Черты нового нарождающегося порядка намечаются уже сегодня в альтер-глобалистском движении, которое П. Бурдье определил как новую коалицию профсоюзных, интеллектуальных и гражданских сил. Альтер-глобализм пролагает дорогу к новому синтезу освободительных, социал-демократических и самоуправленческих практик, а также к новому интернационализму. Подобные движения высвечивают нам грани будущего и указывают на возможные пути его достижения. Однако будущее человечества не строго детерминировано, оно - открыто и зависит от направленности действий общественных акторов. Человечество может развиться в сообщество равноправных народов и свободных людей, а может воплотиться в новое плутократическое и технократическое, целиком дегуманизированное состояние, подобное образцам из антиутопий Хаксли и Оруэлла.

Зкончить статью хотелось бы словами Игнация Рамона, редактора Mond diplomatika: ''Мондиализация не роковая судьба, ни «несчастный случай» истории. Она - вызов, на который следует достойно ответить. Возможность привести в порядок примитивныв формы отношений, возможность цивилизовать их. Необходимо политически протестовать против равнодушности и безнадежности.''1 Следовательно, вместо фаталистического примирения с глобализацией американского стиля, необходимо бороться - мудро, упорно, принципиально, бороться за создание полицентричного мультиполярного демократического мирового устройства общества равноправных народов и граждан. Бороться за «мондиализацию с человеческим лицом». За такой мир нужно честно бороться, и он не только желаемая альтернатива, но единственная, должная и осуществимая.

______________

Об авторе: профессор, др Любиша Митрович, зав. кафедрой общей социологии. Философский факультет, Нишский университет, Сербия. Статья публикуется по тексту журнала "Конфликтология", №3, 2008 г.

Недостаточно прав для комментирования