| Война цивилизаций |
Просмотров: 7497
0 Плохо0

КОНЧИТСЯ ЛИ ОРГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ?

Новоизбранному президенту Соединенных Штатов не позавидуешь. Углубляющийся кризис все острее ставит вопрос о радикальной смене экономической политики, об отказе от полностью обанкротившегося неолиберального курса а-ля Мильтон Фридман, проводившегося в жизнь с 1981 года. Масса избирателей желает видеть новое издание рузвельтовского New Deal.


Но вот вопрос: а пойдет ли на это нынешняя элита США, привыкшая к сладкой безответственности ультралиберализма? Откажется ли от явного паразитизма? И не превратит ли новый Новый курс в приватизацию государства?

Сегодня модно сравнивать текущий системный кризис с Великой депрессией 1930-х. Что же мы видим? Обаме уже намного труднее, чем Франклину Делано Рузвельту в 1932-м. Ф.Д.Р., надо заметить, пришел в Белый дом с поста губернатора самого крупного, «имперского штата» – Нью-Йорка. Он успел получить реальный опыт антикризисной экономической политики, включавшей в себя организацию общественных работ и финансовую помощь безработным. Бараку Хусейну Обаме похвастаться подобным нельзя: он никогда не управлял ни штатом, ни даже большим городом. Он вообще реально ничем не управлял.

Его антикризисные речи – пока лишь теория, благие намерения.

У Франклина Рузвельта в 1932-м под рукою имелись менеджеры-промышленники, управляющие-технократы с нефинансовым, неспекулятивным складом ума. То были люди, зачастую прошедшие школу управления централизованной экономикой и национализированными отраслями в годы Первой мировой. Ничего подобного в распоряжении Обамы в 2009 году нет. Его окружают сплошь чистые финансисты и откровенные спекулянты. За 27 лет ультралиберализма успели уйти менеджерские кадры, еще помнившие законы и приемы кейнсианско-рузвельтовской экономики, в каковой Америка жила еще в 1970-е годы. Практически нет нелиберальных экономистов с нефинансовой логикой: годы господства фридманизма-хайекизма-рейганизма успели выжечь поле американской экономической науки, уничтожили в ней спасительное разнообразие. Кризис «управленческого капитала» в США – факт печальный и бесспорный. Непреодоление его чревато гражданской смутой в Америке.

Дело в том, что управление производственными комплексами и менеджмент в области сооружения национальной инфраструктуры по сложности своей намного превосходят финансовые спекуляции, коими привыкла заниматься американская элита. С 1981 года в США была выстроена многоэтажная система паразитизма и голого перераспределения. Одни «капиталисты» покупали акции подешевле – и продавали их потом, когда они взлетали в цене, извлекая многомиллиардные прибыли «из воздуха». Другие год за годом тратили силы и умения на то, чтобы информационными и прочими интригами заставить акции других компаний взлетать или падать. Третьи занимались слияниями и поглощениями.

Четвертые учиняли коллективные иски от тысяч «пострадавших потребителей», чтобы содрать с компаний огромные компенсации и получить свой адвокатский процент от этих сотен миллионов и даже миллиардов долларов.

Это была титаническая, бурная, изобретательная, но совершенно бесплодная с точки зрения национальной экономики деятельность. Доминантой монетаризма-неолиберализма (он же неоконсерватизм) было не созидание новых производительных сил, не подлинное развитие, а банальное перераспределение богатств в пользу нескольких процентов населения на вершине социальной пирамиды. Увлекшись долгим переделом богатства, элита США забыла о том, что нужна национальная промышленность, каковая эти богатства создает. А промышленность вынесли в Мексику и Юго-Восточную Азию. И получилось, что экономика США состоит только из верхних, спекулятивно-финансовых этажей, висящих как бы в пустоте. Точь-в-точь как верхушка пирамиды, нарисованной на долларовой банкноте.

Однако такой порядок позволял истеблишменту Соединенных Штатов делать баснословные барыши «из ничего» в считанные месяцы и даже дни. И вот вопрос: а согласны ли эти финансовые гедонисты отказаться от прежнего стиля жизни, расставшись с личными «джетами» и забыв об оргиях суперпотребления? Согласны ли верхи Америки вновь облачиться в строгие костюмы инженеров и заводских управленцев? Согласны ли жить квартальными и годовыми планами производства, показателями использования основных фондов и повышения производительности труда? Захотят ли снова пачкать руки машинным маслом?

Ответ на этот вопрос неясен. Между тем без строительства новой промышленности, которая может связать триллионы спекулятивно-горячих долларов и дать заработки десяткам миллионов граждан США, стране из кризиса не выйти.

ДИАГНОЗ ДОЛЛАРУ, ИЛИ ЧТО СКРЫВАЕТ БЕРНАНКЕ

А время между тем поджимает. Огромные, астрономические финансовые вливания долларовой массы в финансовый сектор США так и не привели к перелому ситуации. Нет своего производства, чтобы подпитать его ликвидностью – не кредитовать же китайских фабрикантов! Зато чудовищно раздулась денежная база США (активы банков плюс наличные и безналичные доллары в обороте). С «черного дня» 15 сентября и по октябрь 2008 года денежная база доллара разбухла на 38%. Это – самый большой показатель со дня основания Федеральной резервной системы в 1913 году. Предыдущий рекорд был поставлен в сентябре 1939 года, когда денежная база выросла на 28% из-за того, что Рузвельт попросту накачивал деньгами военное производство перед лицом надвигавшейся войны. Но это еще не все: начало декабря 2008 года – это рост денежной базы уже на 76% по отношению к середине сентября. Если такие темпы эмиссии доллара продержатся год, то увеличение «зеленой массы» составит 300%. Об этом пишет Уильям Энгдаль в своей статье «Федеральная резервная система готовит сцену для гиперинфляции веймарского стиля» (Federal Reserve sets stage for Weimar-style Hyperinflation by F. William Engdahl).

Сегодня многие в США тревожно спрашивают: а не завершится ли это действительно падением доллара, аналогичным падению марки в преднацистской Германии? Тогда, напомним, булочка могла стоить сотни миллионов марок. В то же время Федеральный резерв ведет совершенно бесконтрольную политику, скрываясь от какой-либо гласности. В ноябре он отказался дать какую-либо информацию ведущему деловому агентству Bloomberg по поводу того, каким банкам и как он оказывает финансовую помощь. Глава ФРС США Бен Бернанке при этом сослался на коммерческую тайну.

Накачка долларовой массой банков в первую очередь спасает власть и богатство финансовой элиты США, но при этом ведет страну к катастрофе. В интересах национальной экономики и вообще американского народа – оказывать финансовую помощь не банкам, а реальному сектору и непосредственно гражданам, оказавшимся на грани банкротства по закладным на недвижимость. Лучше не в банки вкачивать эту новую массу, а в те же инфраструктурные проекты. Но… классового интереса еще никто не отменял.

Перед Обамой неминуемо станет вопрос о национализации Федеральной резервной системы, ибо ее неэффективность и безответственность стали смертельно опасными. Решать придется быстро, ибо петля безработицы затягивается на шее американцев. По состоянию дел на 14 декабря 30 штатов Америки столкнулись с реальной угрозой того, что их фонды для выплат пособий по безработице опустеют в ближайшие несколько месяцев. В Индиане и Мичигане эти фонды уже выжаты досуха, оба штата вынуждены брать взаймы у федерального правительства – иначе нечем платить пособия. В начале 2009-го спасать займами придется Калифорнию, Нью-Йорк, Огайо, Род-Айленд. Отчасти это объясняется тем, что власти штатов в правление Буша Второго снижали налоги на частный бизнес – и налог на выплату пособий по безработице в том числе. Однако сделанного уже не вернешь назад. Необходима уже не только накачка долларами реального сектора и инфраструктурных проектов, но и введение чрезвычайного всеамериканского налога на борьбу с безработицей, суровое налогообложение личных доходов…

Справится ли с этим новый президент, так сильно зависящий от финансовых воротил с Уолл-стрит?

КОРРУМПИРОВАННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ

Но список бед всем этим не исчерпывается. В наследство Обаме достается крайне коррумпированное государство. Коррупция в США 2000–2008 годов уже сопоставима с коррупцией времен Ельцина в РФ. Нынешние страсти вокруг мелких делишек иллинойского губернатора Рода Благоевича, где речь шла о жалком миллионе долларов, вызывают у нас иронинческую ухмылку. В правление Буша Второго американская элита вошла во вкус воровства уже миллиардов долларов.

Вопрос стоит так: либо федеральные и местные власти смогут покончить с коррупцией и найти для необходимых затрат как минимум десятки миллиардов долларов, разворовываемых каждый год, либо США завалятся на бок, как раненый мамонт.

Что произошло при Буше Втором? Неолиберализм с его культом наживы любой ценой и ненавистью ко всему государственному (не приватному) породил феномен приватизации… государственных функций. Администрация Буша-юниора принялась раздавать государственные деньги частным компаниям и корпорациям, которые стали выполнять стрежневые функции государства. Т. е. мало оказалось приватизировать энергоснабжение, дороги или водопровод: приватизации стали подвергаться функции полицейские, социального обеспечения, борьбы с последствиями катастроф. Убийственный факт: после катастрофического наводнения в Новом Орлеане в 2005 году сбор тел погибших поручили не государственному агентству по чрезвычайным ситуациям (FEMA), не Национальной гвардии и не добровольцам из местных жителей, а частному похоронному бюро. И за каждое тело сия фирма получала $12 500! При этом даже через год после катастрофы люди продолжали находить разлагающиеся останки людей в развалинах домов.

Устройство лагерей для неимущих пострадавших и их охрану стали обеспечивать частные военные и строительные компании, при этом неимоверно доившие бюджет США. Вскрылись факты иной раз 80-кратного раздувания затрат. То же самое было с подрядами, что раздавали власти США корпорациям при «восстановлении Ирака». Пентагон, в свою очередь, с 2001 г. приватизирует тыловое обеспечение армии Соединенных Штатов, раздавая деньги напрямую частным подрядчикам, а некоторых из них назначая… контролерами исполнения подрядов и устроителями конкурсов среди подрядчиков. Стаи частных подрядчиков кормятся вокруг Департамента внутренней безопасности США и других ведомств. От государства остается лишь пустая скорлупа: государство не хочет управлять и нести ответственность – оно раздает деньги налогоплательщиков тем, кто, по его мнению, сможет «эффективно делать работу». Естественно, это обернулось чудовищным казнокрадством, непомерной коррупций и вакханалией корпоративного обогащения на деньги налогоплательщиков.

Об этом очень подробно пишет Наоми Кляйн в книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф» (Naomi Klein. The Shock Doctrine. The Rise of Disaster Capitalism). Согласно приводимым ею данным, после 11 сентября частные подрядчики получали от Пентагона до $270 млрд в год. В 2003 году администрация Буша-младшего потратила на контракты с частными подрядчиками $327 млрд.

Но все переплюнула эпопея с оккупацией Ирака и его «восстановлением». Немыслимые подряды раздавались узкой группе особо приближенных корпораций (Halliburton, которая тесно связана с вице-президентом 2000–2008 гг. Чейни), а затем эти компании передавали подряд одному субподрядчику, тот – второму, а тот, в свою очередь, – третьему. И все это по формуле «издержки плюс навар» щедро оплачивал бюджет США. А история с тем, как для строительства никто и не подумал задействовать местные цементные заводы, а предпочли цемент везти извне, причем в несколько раз дороже? Сначала речь шла об освоении $73 млрд, $38 млрд из коих происходили из американской казны. Деньги «пилили» так, что дым шел: даже разработку концепции построения местной демократии отдали на откуп частному канадскому институту, принадлежащему мормонам, ничего не смыслившим в проблемах исламского мира. А цена вопроса между тем составила $466 млн. Очевидно, без отката дело не обошлось! А чего стоит скандал с компанией «Бехтель» (также особо приближенной к властям), которая на бумаге якобы восстановила Центральную больницу Багдада (на самом деле в полуразрушенном здании текли нечистоты по полу)? А фирма «Парсонс», что взяла $186 млн на восстановление 142 больниц и поликлиник, а отремонтировала только 6? А невесть куда детые миллиарды, что раздала временная оккупационная администрация Пола Бремера, которая потом была тихо расформирована? Это притом, что накладные расходы корпораций, «восстанавливавших Ирак», доходили до 55-60%!

Все это напоминает дикий разгул казнокрадства что при Николае I в Крымскую войну, что при Ельцине. Можно говорить о том, что коррупция проела высшие эшелоны США, обеспечив прямую перекачку общественных денег в частные карманы. Конечно, оргия не могла длиться долго: Америка зашаталась под тяжестью огромного государственного долга.

Что дальше? Нужно как минимум прекращать этот паразитизм на бюджете страны. Но как? Ведь элита уже привыкла к «сладенькому». А продолжение ее либерально-коррупционных занятий объективно невозможно. Они несовместимы с дальнейшим существованием США. Угроза гиперинфляции и безработицы вынуждает к немедленному действию – иначе может стать поздно.

ПРИВАТИЗАЦИЯ ПОД МАСКОЙ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ

«При нашей системе рабочему говорят лишь, что делать и как делать. Любая попытка что-то усовершенствовать губительно сказывается на его успехах». Это сказал не Ленин, не Сталин и не Мао, а знаменитый американец Фредерик У.Тейлор примерно в 1900 году. Тот самый Тейлор, что придумал систему организации предприятий, легшую в основу американского бизнеса. Инженеры и менеджеры разрабатывали проекты, а бригадиры и рабочие их выполняли.

«Социализм, по существу, есть высшая стадия капитализма – то, что я бы назвала управляемым обществом. Изучите компанию Генри Форда – это же ленинское государство в зародыше! Его так называемые инспекторы социологического отдела имели право являться к слушателям домой и допрашивать их на предмет личной жизни и финансового положения. А «внешняя охрана» Гарри Беннета немногим отличались от чернорубашечников.

– Генри Форд никого не казнил, – возразил Деннис.

– Однако громилы Беннета вовсю преследовали и избивали диссидентов, а многие предприниматели в ходе классовой борьбы не останавливались и перед убийством профсоюзных лидеров. Разница между Фордом и Лениным – скорее в масштабах. Ленину удалось превратить в одну огромную компанию всю страну…»

Это – «В стране слепых» Майкла Флинна. Очень умная книга!

«Только национальное правительство может навести должный порядок в промышленности, что отнюдь не равнозначно централизации. Это – лишь признание того очевидного факта, что процесс централизации уже охватил и наш бизнес. Контроль за этой безответственной и антиобщественной силой может осуществляться в интересах всего народа лишь одним способом – предоставлением надлежащих полномочий единственному институту, способному ими воспользоваться, – федеральному правительству!»

Угадайте, кто это изрек и когда? Нет, это – не Барак Обама, не Путин и не Медведев. Это – из послания конгрессу президента США Теодора Рузвельта в декабре 1908 года. Как раз после сильного кризиса, потрясшего страну в 1907 г.

«Собственность каждого человека подчинена общему праву коллектива регулировать ее использование в той степени, в какой этого может требовать общественное благо!» – заявил президент Т. Рузвельт в 1910 году.

Два года спустя уже другой президент США, Вудро Вильсон, скажет: «Если бы Джефферсон (один из авторов американской Конституции и отцов-основателей США. – М.К.) жил в наше время, он наверняка пришел бы к тем же выводам, что и мы. Без постоянного вмешательства правительства нам не добиться справедливости во взаимоотношениях между гражданами и столь могущественными институтами, как тресты».

Дерзнем выдвинуть предположение относительно дальнейшей эволюции Соединенных Штатов. Существует вероятность того, что здесь будет создана уже не капиталистическая система. Т. е. правящая верхушка национализирует ФРС и многое другое, сконцентрирует в руках государства всяческие программы и затраты. Но вот только само государство окажется приватизированным финансовой элитой. Она превратится в некоего коллективного эксплуататора и казнокрада. А власть в этом варианте корпорации-государства окажется неразрывно связанной с собственностью и доступом к источникам прибыли. Система напомнит социализм по степени монополизации сфер экономики элитными кланами и корпорациями.

При этом произойдет решительное расслоение высшего класса США. В элиту попадут лишь те, кто считается миллионером по меркам 1950-х годов, – что ныне соответствует личному состоянию в $20-30 млн. Остальные отбрасываются в распадающийся средний класс.

Для того, чтобы такая система существовала (и чтобы электорат с нею смирился), понадобится обстановка постоянной чрезвычайщины. Потому нужны теракты на территории самих США с неизбежным усилением полицейщины в стране, а также «балканизация» Евразии. Почти неизбежна и постоянная война с врагами «американской свободы».

Вариант сращивания власти и собственности, совмещенный с «чрезвычайкой» внутри страны, хорошо известен по 1970-80-м годам. Это режимы военных хунт в Чили и Аргентине, где, кстати, силой проводились радикально-рыночные реформы по Фридману (приватизация, дерегуляция, либерализация рынков, снижение социальных расходов государства, дарование корпорациям невиданной свободы). В США, конечно, «хунта» получится финансовой, однако рядовому электорату обеспечены снижение потребления и тяжелый труд на общественных работах. Однако элита при этом получает реальный шанс сохранить власть и привилегии под маркой антикризисной национализации – при одновременной приватизации самого государства.

Либо Обама вынужден будет легитимизировать такую эволюцию США, либо его уберут – и на его место придет некая фигура Отца нации. Некая «Железная рука».

ФАНТАСТИКА НА ГРАНИ РЕАЛЬНОСТИ

«Пережив острейший кризис нехватки природных ресурсов, мир кардинально изменился. Он станет планетой кастовых обществ. Вверху – привилегированный класс управленцев и финансистов, ученых и инженеров. Только они будут иметь полные гражданские права, доступ к высшему образованию и мясной пище, к супермедицине, богатству и высокой культуре. Только высшим доступны спорт и дальние поездки, лыжные и морские курорты. Власть – диктаторская, с всесилием спецслужб.

Низшие слои бесправны. Они – «пролы», большинство из них живет на пособие. Им достаются только пищевые суррогаты, работу имеет лишь часть из них. Для того, чтобы они были покорны, в их пищу добавляются вещества-психотропы, делающие людей легковнушаемыми. «Пролам» дают только маломерные квартирки и общежития, в транспорте они довольствуются самыми убогими общими вагонами и холодными автобусами. В принципе, низшая каста не нужна ни как рабочая сила, ни как потребители товаров и услуг. Им буквально швыряют объедки.

При этом техника достигает высочайших высот. Кризис заставит человечество изобрести источники новой энергии, сделав ненужными нефть и газ. Будут созданы технологии суперпродуктивного аграрного хозяйства, полностью роботизированные производства и даже технологии дешевых и эффективных межпланетных перелетов».

Прочитав про «межзвездные перелеты», читатель поймет, что перед ним – не футурологический прогноз, а нечто из сферы научной фантастики. И будет прав: только что мы познакомили его с сюжетом романа «Хоумленд» Гарри Гаррисона, увидевшего свет в 1980 году. Это – художественная литература, но писательская интуиция нередко позволять предугадать вполне реальные тенденции социального развития.

Откроем теперь более серьезный труд – «Циклы американской истории» Артура Шлезингера-младшего, бывшего советника президента Кеннеди.

Шлезингер писал свои «Циклы…» в 1985–1987 гг. Но он уже тогда, за 20 лет до разразившегося сейчас Суперкризиса, совершенно верно предсказал, что «свободный рынок» не решит таких проблем, как оздоровление инфраструктуры и тяжелой промышленности, как кризис городского хозяйства и быстрый рост числа малоимущих, особенно за счет молодежи. Он предсказал «беспрецедентные внешнеторговые дефициты, отток капиталов в страны третьего мира и соответствующее сокращение рабочих мест». Это – точь-в-точь те проблемы, решение которых обещал Обама в 2008 году. Шлезингер абсолютно верно предсказал и то, что решать эти проблемы придется с помощью неорузвельтизма.

«Нынешний бизнес уже не нуждается в конкуренции, а напротив, стремится всеми силами ее нейтрализовать!» – написал ученый. А это – уже не капитализм, а диктаторская олигархия. Т. е. ничем не ограниченный рынок сам собой может превратиться в супермонополистическую экономику – и в диктатуру.

Шлезингер в 1980-е сделал еще одно пророчество: радикальный монетаризм рейгановского типа приведет… к торжеству плановой экономики.

Произойдет это так: в период своего господства господа монетаристы настолько раздуют бюджетный дефицит и государственный долг США, что в период кризиса не смогут воспользоваться технологией Кейнса – увеличить государственные расходы во время экономического спада. Ибо денег уже брать неоткуда будет. Так, в принципе, и случилось: в 2008 году долг США вырос до $10 трлн, расходы на вооружение достигли умопомрачительных величин – а кризис все равно грянул. И теперь впереди маячит… плановая экономика.

«Вынужденный отказ от монетарных стимулов оставляет лишь один выход при очередном экономическом кризисе – планирование в национальных масштабах. В результате «рейганомика» может оказаться прелюдией к планируемой экономике. Еще один пример иронии судьбы», – писал Шлезингер-младший.

Янки отступились от Нового курса в пользу ультракапитализма в начале 1980-х. Они дали свободу корпорациям. И за четверть века довели США до нынешней катастрофы.

ПРЕВРАЩЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА В ЭЛИТАРИЗМ

Вслед за экономической «ломкой» неизбежно последует и слом старой политики. Такое объяснение предложила в 1985–1986 гг. группа советских «мозговиков»-марксистов, состоявшая из В. Аксенова, В. Криворотова и С. Чернышева. Под псевдонимом «С. Платонов» они выпустили в 1989 году книгу «После коммунизма».

Суть их рассуждений такова: в 1980-е годы на Западе существовал не государственно-монополистический капитализм, как учили советские идеологи, и вообще не капитализм. Последний умер еще в начале 1930-х. Вместо него возникло качественно новое общество – безусловно, эксплуататорское, но многоукладное. Капитализм в нем есть, но уже не занимает господствующих позиций. Правит финансовая элита, которая, обладая своим знанием объективных закономерностей общественного развития, использует довольно развитые методы планового руководства – и при этом опирается на сильные механизмы тайной власти. Шаг за шагом финансисты ограничивают анархию общественного производства и постепенно овладевают всей системой общественных отношений, преобразуя их в интересах правящего меньшинства. Это – тень коммунизма.

Суть элитаризма – тоже в уничтожении классической частной собственности и переходе к собственности корпоративно-элитаристической. Создавая мощнейшие финансовые структуры, элита подчиняет себе инвестиционные циклы в масштабах всей страны. Причем на вполне плановой основе. В определенных секторах экономики конкуренция полностью прекращается, а правящая группировка теряет признаки капиталистов, становясь неким совокупным собственником всех производительных сил, что раньше принадлежали капиталистам. Элита сознательно меняет структуру экономики, не заботясь о «священном праве». Классические капиталисты находятся под властью этой финансовой элиты.

При всем этом элитаризм опирается на эксплуатацию нищих стран третьего мира, «и в меньшей степени – трудящихся собственных стран». По мере роста элитаризма эксплуатация в форме наемного труда «уступает место другим, в том числе неофеодальным и неорабовладельческим формам, происходит быстрое расслоение трудящихся масс и потеря ими качества пролетариата, а также прямое вытеснение из сферы производства и маргинализация».

Надо сказать, что наши мыслители в 1989 году довольно точно описали суть происходящих сегодня процессов. Хотя еще не видели расцвета экономики глобального финансового казино, широкомасштабного вынесения реального сектора из стран Запада и прочего. Их вывод: впереди – новое рабовладение. Группа неортодоксальных марксистов уже в 80-е годы говорила о том, что капитализм демонтируется самой элитой западного мира.

Не увидим ли мы воплощение предчувствий Гаррисона, Шлезингера-младшего и советских марксистов в нынешних США?

Максим Калашников

Недостаточно прав для комментирования