Печать
| Эксклюзив |
Просмотров: 9073
0 Плохо0

Мы позволили украсть у себя правозащитную тематику

Кирилл Фролов

Выступление на семинаре "Православный взгляд на права человека" в ОВЦС МП 16
февраля 2005 года


Обсуждаемая проблема личности, ее свободы и прав имеет источник именно в
православной антропологии, из догмата о богосозданности и уникальности
человеческой личности. Это - наша православная собственность. Не было бы
Церкви -не было бы такой тематики. Отрицание уникальности человеческой
личности, рабство и т.д. - все это следствие нехристианства, язычества,
антропологического дарвинизма.

2. Появление Всеобщей декларации прав человека как секулярно -
гуманистического документа является, в том числе, следствием "богословия
дезертирства", когда католический Запад стал отходить от святоотеческой
традиции "каппадокийского синтеза". Святые отцы не боялись богословского
дерзновения, поставили на службу Церкви , выражаясь слова о. Андрея Кураева,
приватизировали античную культуру, несмотря на то, что ее нравственные
идеалы были зачастую противоположны нравственно-аскетическим христианским
установкам.

Тогда христианская мысль ограничилась, в основном, охранительством (
вспомним такого неордигнародного человека, как Жозеф де Местр), отдав
собственную выстраданную тему личности? ее прав и ответственности,
секулярным гуманистам. Это не значит, что христианская мысль молчала, но
судя по плодам, по последствиям, она действительно утеряла инициативу.

2. Не последовало такого адекватного ответа и после.

Попытки были в православной России - у Хомякова ("Церковь одна", работа, в
которой он рассматривает соотношение личного, соборного и "общественного" в
жизни и спасении личности, Церкви, народов, у митр. Антония (Храповицкого),
в частности, в его работе "Нравственная идея основных церковных догматов",
св. Иллариона (Троицкого) , в его "Освободительное войне русского
богословия" и конечно же Достоевского, который обуславливал богоданную
свободу человека нравственной ответственностью ( если Бога нет, то все
позволено , все за всех отвечают) .

Особенно отметим, что проблематика личности и свободы логична вытекала у
этих великих православных мыслителей в призыв к активному православному
действию, к пророческому обличению "богословия дезертирства". Как актуально
писал Св. Иларион, "нам не отсидеться за стенами наших школ и Духовных
Академий". Пусть постыдятся те, кто критикует Кураева за безобидные с
богословской точки зрения, но крайне необходимые с миссионерской,
выступления на рок-концертах, ведь св. Иларион шел и проповедовал
большевикам в Политехническом музее, и делал это, пока ему не заткнули рот .

Перед нашим поколением лежит огромная ответственность - как мы распорядимся
свободой проповеди- как св. Иларион или будем придумывать неубедительные
отговорки, оправдывая собственную лень и превозносясь "над падшим миром".

А ведь мы вновь бежим от правозащитной тематики. Освоение этого языка-
важнейшая задача в деле демаргинализации православного общественного
движения. Это тем боле важно в контексте известной истории с "антиеврейским
письмом". Подлинная цель тех, кто за ним стоял- маргинализация и
дискредитация идеи русского возрождения, православия в школе и на ТВ.

"Богословие дезертирства" и "ересь аполитичности" стали бичом современной
церковной жизни. Пока благопристойные прихожане морщатся от "грязной
политики", нишу политического Православия занимают люди, к Церкви и е
заботам отношения не имеющие. Уклоняясь от политики , Православный народ сам
лишает себя будущего (вспомним, что без православного ответа остались
фактический запрет на профессии в министерстве образования, когда
разработчиков "Основ православной культуры" Любовь Гармаш и Леонида Гребнева
изгнали при новом министре Фурсенко, а предмет "ОПК" уничтожают и заменяют
на атеистические "основы религии," или скандальное заявление нового
украинского вице-премьера Томенко, обвинившего Церковь в "непризнании
украинской нации" (не брезгующие правозащитной тематикой иудеи или
мусульмане такое бы устроили, если бы их обвинили в чем-то подобном)!

Правозащитники-это мы , и нельзя отдавать эту нишу необольшевикам-
пораженцам, так же, как отдали ПРАВУЮ ИДЕЮ И ПРАВОЕ ДЕЛО СПС

ПОЭТОМУ Я ЗАЯВЛЯЮ Союз Православных Граждан - ПРАВОЗАЩИТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ. В
исконном смысле этого слова.

Но самое страшное, находятся демагоги от богословия, которые действительно
создают "богословие дезертирства". Классика жанра "богословия
дезертирства"-это не только рассуждения о том, что политика мешает спасению
души, это и нападки на Кураева и Рыбко за выступления на рок- концертах, и
высокоумные заявления о том, "все ли можно воцерковить" и т.д. Сторонники
"богословия дезертирства", если они честные люди , если они считают что все
кончено, война проиграна- то пусть честно уйдут в затвор и не мешают
работать. Я отвечу- ВОЦЕРКОВИТЬ МОЖНО ВСЕ, КРОМЕ ГРЕХА, А УЖ ТЕМ БОЛЕЕ
ДЕКЛАРАЦИЮ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, ДАВ ЕЙ ОЦЕНКУ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ
АНТРОПОЛОГИИ, СОТЕРЕИЛООГИ И ЭСХАТОЛОГИИ, ИЗ ЭТОЙ ОЦЕНКИ ВЫТЕКАЕТ И
"БОГОСЛОВИЕ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ", "БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ".

ЭТО " БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ" следует рассматривать в русле концепции
"Неоккападокийского синтеза" о. Георгия Флоровского- идее повторения подвига
о. Каппадокийцев- воцерковления всех тех культурных богатств (в т.ч. их
социально-политического наследия), что выработало человечеством. Такое
"Богословие Православного Действия" предполагает и действия мирянских
общественных сил типа СПГ, и восстановление нормы церковной жизни-прихода
как церковной единицы, отвечающей за всю паству, весь народ на конкретной
очерченной территории - от" улицы Ленина до улицы Ильин", а приходу должно
быть дело до всего- до местного самоуправления, здравоохранения,
архитектуры, общ. морали, молодежи и т.д. Ведь для нас православных, нет и
не может быть ничего "светского", ибо вся жизнь, в том числе
общественно-политическая, должна быть пронизана нетварными божественными
энергиями. Особенно хочу подчеркнуть, что предлагаемое Православное Действие
предполагает не грубое насилие, но "теургию", преображение жизни, не новую
войну, а наоборот, показать обществу, что ряд его ключевых кризисов
невозможно преодолеть без Церкви. Таких, как примирение труда и капитала
на путях православной этики в рыночной экономике (вспомним, что удержание
зарплаты работнику-грех, вопиющий об отмщении к небу), гармония между
национальным и вселенским, суверенным и общечеловеческим, и, главное,
православное раскрытие темы прав и свободы человека, состоящее в том, что
свобода является даром Божиим уникальной человеческой личности, но этот дар
обусловлен ответственностью за себя и за творение, эта ответственность
является важнейшим элементом "Божественной педагогики" в деде достижения
высочайшей цели христианской жизни- обожения Человека, его сотворчества с
Творцом, преображения человека в "Бога по благодати"