Уважаемые участники Анти-Оранжа!

Наш ресурс обновился. Для входа на сайт требуется использовать функцию восстановления пароля по этой ссылке

ВАЖНО! Если Вы запросили пароль, но письмо не приходит - проверяйте папку СПАМ, пожалуйста!

| Второе нашествие янычар |
Просмотров: 5793
2 Плохо0

Живой осколок Руси Киевской

Теперь непременно нужно несколько подробнее упомянуть о народе, который современные украинские власти старательно пытаются «забыть», скрыть само его существование на территории Западной Украины. И это поведение «честной» и «демократической» власти объясняется весьма просто. Само существование этого «забытого народа» является осиновым колом для всей теории «древней, независимой от русских украинской нации». Именно знание о «живом осколке» Руси Киевской и любая посильная помощь ему является принципиально важной и обязательной для каждого русского, живущего на территории Украины. Он этого зависит вся дальнейшая судьба русского суперэтноса. И это не преувеличение - только в единении мало-, бело- и великороссов у них есть будущее.


Русины живут в низовье Эльбы, по обоим склонам Карпат, в Галиции (Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области Украины, а также принадлежащая сейчас Польше трагическая Лемковщина с ее древнерусским Перемышлем), Буковине, Венгрии, Румынии, Молдавии. Русины принадлежат к малорусам, отличаясь от них особенностями языка и этнографическими признаками. Это является следствием их шестисотлетнего отделения от основной части русского народа; и нахождения все это времени в оккупации. Сами русины зовут себя в единственном числе русин, во множественном числе - русскими, русскими они также называют свой народ, язык и веру. Но, как и раньше, дальнейшем я буду называть их русинами (хотя это и не правильно) - чтобы постоянно не уточнять о каких русских собственно говоря идет речь в данный момент. Русские жители Румынии и Молдавии зовут себя руснаками. И все их соседи: волохи (румыны), мадьяры, словаки и немцы называли этот народ не иначе как русским. Словаки и румыны называли русинов - «рус», немецкие колонисты (поселившиеся в этих краях еще в 12 столетии) - «русс», мадьяры - «орос». Они распадаются на мелкие группы, отличающиеся особенностями языка, нравами, обычаями и национальной одежды...

Отдельно стоит упомянуть названия «бойки» (от слова бойкий), и «лемки» (от слова «лем» - лишь: «Я маю лем одну корову».) И бойки и лемки - это названия, данные им соседями, сами себя и они называют русинами.

В 1890 году количество русинов в Австро-Венгрии было 3 105 221 человек, в Галиции - 2 835 674 человек, в Венгрии - примерно 400 000 человек.

Одной из древнейших коренных областей проживания русинов является Прикарпатская Русь. В настоящее время это самая чистая ветвь потомков древней Руси. Именно здесь наиболее сохранились древнерусский язык и культура. Традиционное имя русин сохранилось в Прикарпатье с 9 века до настоящего времени. Официально признало себя русинами 60% жителей края во время переписи населения в 1930 году.

Именно русское национальное самосознание и чувство принадлежности к русской культуре господствовали среди галицких и карпатских русинов вплоть до начала 20 столетия. И это несмотря на многовековые усилия по ассимиляции. Никакие усилия чужеземных завоевателей не уничтожили у жителей Карпатской Руси сознания, что они русские, что они ветвь великого русского народа. Cотни тысяч русинов погибли в Карпатской Руси в первую мировую войну - за одно только право называть себя русскими.

Подавляющее большинство русинов было простыми малообразованными крестьянами, среднее и высшее образование имели немногие. И самой поразительной чертой их характера, наряду с их глубоким национальным самосознанием, была горячая любовь к России. В которой они никогда не были. Но русины никогда не были шовинистами (как сепаратисты из Галиции, назвавшие с чужого, польского голоса, себя «украинцами). Русины всегда сознавая себя частью русского народа, никогда не питали ненависти ни к одному из других народов (даже к венграм, от которых им пришлось натерпеться много страданий). Они просто хотели жить вместе с русским народом, вместе с ним делить его счастье и беды.

Тайна удивительной высоты их национального сознания и несокрушимой силы патриотического чувства состояла в том, что ни простые крестьяне, ни интеллигенты на Карпатской Руси не оторвались от народных идеалов. Русины из Карпатской Руси гораздо более гармоничны россиянин - их симпатии не раздвоены между русской и европейской культурами. Духовное и национальное сознание русинов более самобытно, чем развитие русских интеллигентов из России, с детства усвоивших западные теории. Короче говоря, русские Карпатской Руси выглядят так, как выглядели бы все русские России, не будь в России поспешных Петровских реформ и вызванного ими векового добровольного европейского духовного рабства. Они мыслили так, как будут мыслить все русские, когда (и если) появится новый, более гармоничный тип русского человека. Не левого, не правого, не западника, не славянофила, а просто русского человека. Конечно, если русскому народу удастся сохранить свое национальное единство,

И русины были готовы идти и шли на любые муки за право называться русскими, за право жить в национальном русском государстве.

Трагедия преданного народа

Национальная политика Австро-Венгрии по отношению к славянам и, в особенности, к русским сводилась к их денационализации. Эта цель достигалась при помощи сознательного снижения их культурно-образовательного уровня и максимальному раздроблению. До начала «украинизации» поляками, наибольшее идеологическое и культурное влияние на карпатских русинов оказывали мадьяры. Школы воспитывали русинов в мадьярском духе. Это привело к «омадьяриванию» интеллигенции до такой степени, что многие чувствовали себя уже настоящими мадьярами.

После того, как австрияки (у которых все это время и была реальная власть) предоставили право полякам право на практическую реализацию их «польских баек», «мадьяризация» русинов сменяется их жестокой «украинизацией». Примером которой могут служить дети русского князя Острожского (борца за православие, боровшегося против унии), которых иезуитская школа превратила не только в римо-католиков (униатов), но и в русофобствующих поляков.

После раздела Польши Галиция перешла под власть Австро-Венгрии. Она была глухой провинцией, где русины (или рутены, как их называли австрияки), жили вперемешку с поляками, господствовавшими в крае. Поляки же были и наиболее богаты и образованны, и представлены преимущественно помещиками.

Это была самая характерная особенность взаимоотношений между поляками и русскими: там, где эти две нации жили вперемешку, русские всегда находилась в подчинении и в порабощении у поляков. Русинская народность стояла накануне полной потери своего национального обличья. Все, кто был сколько-нибудь интеллигентным, а это было преимущественно духовенство, говорило и писало по-польски. Хотя для богослужебных целей имелись книги церковнославянской печати, но для светского образования использовались исключительно польские книги. удовлетворялись исключительно польской литературой. Путешественники, посещавшие Галицию в 60-х годах, отмечают, что беседа в доме русинского духовенства во Львове велась не иначе, как на польском языке.

Русины медленно, но неуклонно ополячивались. Ополячиванию русинов способствовало и экономическое развитие Галиции, потребовавшее в большое количество технического персонала и управляющей бюрократии. Все эти должности по преимуществу начали занимать поляки. Вслед за ними в регионе стали появляться еврейские и польские промыслы и торговля. Русинам оставлены крохотные ниши в школьном образовании и судопроизводстве. В конце 19, начале 20 века русины занимают только несколько процентов низших бюрократических должностей. Среди русинов нет ни представителей верхних этажей бюрократии, ни купцов ни военных.

Русины занимали самые нижние слои общества (крестьяне и мещане) и были в основной своей массе необразованными и нищими. Верхняя же его часть (богатая и просвещенная) была занята немцами, поляками, евреями. Они представляли высшую и среднюю бюрократию, промышленников, купцов и всю интеллигенцию.

Постепенно городское население становится немецко-польским, русины составляют его незначительную часть. Но и среди сельского русинского населения появляется все больше поляков.

Единственной узкой прослойкой между тонким верхним немецко-польским слоем и основной массой русинского населения было незначительное количество русской бюрократии, духовенства, учителей. Ополячивание являлось обязательным условием занятия русинами любой должности. Хотя и не все русины ополячивались в первом поколении, но их дети ополячивались уже практически без исключений.

Однако, несмотря на это, русское национальное возрождение в Галиции и Закарпатье во второй половине 19 века является неопровержимым историческим фактом. Толчком для возрождения русского национального самосознания послужил уже упоминавшийся приход русской армии под командованием Паскевича. А угрожавший распадом Австро-Венгрии рост русского самосознания, вызвал усиление реакции со стороны австрияк как при помощи русских воспитанников австрийских духовных семинарий и школ, которые были должны препятствовать духовному возрождению русского народа, так и при помощи польских баек о существовании нерусского украинского народа. Практичные немцы приспособили для укрепления разваливающейся Империи и стремление поляков к обретению своей независимости.

После 1861 года реакция на русинов усиливается. Это связано с личностью наместника Галиции графа Голуховского. Начинается усиленная поддержка Веной развития «тирольцев Востока» (украинцев) на Галиции и Буковине. Все русское там тщательно и планомерно уничтожается. Это были уже упоминавшиеся введение фонетического правописания, разработка «украйинськой мовы», усиление гонений на православие и дальнейшее окатоличивание «слишком православных» униатов и воспитание русинской молодежи в русофобском «украинском духе». Все это было типичной методикой «разделяй и властвуй».

Среди русинов начинается внутреннее противостояние между сторонниками трех вариантов развития: одни считают, что нужно просто переждать и все само собой образуется; москвофилы тянутся к России, вновь созданные «украинцы» становится на путь отторжения всего русского. Но «украинство» и в этот период являлось всего лишь «бледной тенью» в общественной жизни, и частично являлось формой протеста против онемечивания и ополячивания русских. В этот же период польское влияние в регионе превосходит австрийское.

В 1882 году австрийскими, властями был организован громкий процесс (так называемый процесс по делу Ольги Грабарь) - первый среди политических процессов против лидеров русского движения конца 19 начала 20 веков. Поводом для него послужил маленький эпизод в галицком селе Гнилички. Жители села хотели иметь самостоятельный приход, но этому воспротивился настоятель прихода в Гнилищах, к которому принадлежали Гнилички, и львовская консистория. Тогда крестьяне пожаловались своему помещику графу Делла Скала, православному румыну. Он предложил им перейти в православие: «Я вам сведу из Буковины попа не такого гонорного». Прошение к администрации и местным епархиальным властям греко-католической львовской и греко-православной черновицкой церквей писал о. Наумович, назвав греко-восточную веру «верой наших отцов». Православие в Австрийской Империи отнюдь не было запрещено - оно было господствующим исповеданием в Буковине и в сербской Воеводине. Но здесь под чисто религиозный казус власть подвела политическую подоплеку. Были арестованы наиболее видные деятели русского движения - А.Добрянский, проживавший тогда во Львове, его дочь Ольга Грабарь, мать русского искусствоведа и художника Игоря Грабаря, тогда еще ребенка, редактор «Слова» В. Площанский и еще целый ряд лиц, в их числе Наумович и его два сына. Арестованных обвиняли в российском панславизме, в том, что они старались «оторвать Галичину и Буковину и Северную Угорщину от... австрийской державы и вызвать опасность для державы извне и опасность гражданской войны внутри». Наумовичу ставилась в вину его благотворительная деятельность, которой он якобы занимался не из любви к ближним, а «чтобы возбудить среди сельского населения ... симпатии к России и распространить отвращение к здешним политическим учреждениям и церковной унии». Обвинение в государственной измене позорно провалилось. Однако суд присяжных признал о. Наумовича, Площанского и двоих крестьян виновными в связях, задачей которых было возбудить ненависть или презрение к австрийской державе, что было подведено под параграф нарушения публичного спокойствия. Их приговорили к нескольким месяцам тюрьмы. Наумович получил 8 месяцев. После более чем шестимесячного предварительного заключения он был временно выпущен под залог, пока его кассационная жалоба рассматривалась в Вене. Вернуться в свой приход он не мог, так как его у него отобрала церковная власть. Затем последовало его отлучение от церкви. Кассационная жалоба не принесла результата, о. Наумович отсидел еще полные 8 месяцев и вышел из тюрьмы в августе 1884 года.

Этот и дальнейшие процессы, в которых русинов Галиции и Закарпатья обвиняли в государственной измене, кончались ничем - русское движение в Карпатской Руси носило легальный характер, обвинения были беспочвенными, но процессы служили методом устрашения и хотя бы частичной расправы с инакомыслящими гражданами, не совершавшими никаких проступков против законов империи.

После 1890 года в России начинает развиваться революционная мысль, отголоски которой начинают проникать и в Галицию. Здесь появляются произведения М.Драгоманова, пропагандирующие идеи «украинства» и «европеизма», как противовес царскому гнету, и москвофильство как объединяющее с русским народом. Под воздействием этих революционных идей энергичная галицкая молодежь, куда входил и И.Франко, начинают издавать журнал «Народ» и основывают радикальную партию.

Хотя этот радикализм и обратил на себя внимание австрийской власти, но он не был особенно опасен и был быстро подавлен при помощи репрессивных мероприятий.

Оставалось духовное единство с Россией, которое нельзя было уничтожить при помощи репрессий. Это единство поддерживалось при помощи православного духовенства, передававшего из поколения в поколение язык и веру. Духовенство же являлось источником не только церковной, но и светской бюрократии.

Для уничтожения этого последнего барьера на пути полонизации населения было использовано униатство. На престол митрополита австрияками был назначен «свой человек», польский граф А.Шептицкий. Этот период характеризуется тем, что на смену аннексии Галиции приходят планы по аннексии всей Украины.

Но, не понявшее этого, недалекое и заносчивое галицкое «украинство», носящееся со своей идеей «самостийнойи Украйины», помогает осуществлению немецких планов, действуя как преданный немецкий союзник. Теперь уже произведения самих «самостийныкив» становятся куда более антирусскими, чем австрийские или польские. Все эти процессы происходят преимущественно в сфере влияния Шептицкого. В силу намного меньшего ополячивания, эти процессы на Закарпатье протекают намного слабее.

Вся длительная практическая деятельность Шептицкого характеризуется постоянной хитростью и подозрительностью. А ее целью являлась фактическая передача русских земель Польше. Своей целью Шептицкий провозгласил насаждение при помощи униатства католической веры, «через которую снисходит благодать божья, и которая является единственным источником спасения». Благодаря которой восточные славяне приблизятся к западной культуре. Для этого же была издана в 1918 году во Львове книга «Царский узник». Деятельность Шептицкого, направившего революционный энтузиазм русинов в нужное для поляков и австрияк русло, носила не столько религиозный, сколько политический характер и явилась причиной разрушительных последствий по отношению к восточным славянам. А сама его деятельность оказалась возможной только благодаря бесправию и бедности русинов. Все это привело к деморацизации галицкой интеллигенции и имело катастрофические последствия для всего народа. Забитых и бесправных галичан начали использовать для «освобождения» Украины.

Но до Первой Мировой Войны деятельность Шептицкого, по счастью, ограничивается Галицией, и только затем распространяется на Малороссию (но была весьма слабой и кратковременной). Иначе бы это привело к полномасштабному и кровавому межконфессиональному конфликту, результатом которого были бы социальные, политические и государственные потрясения. И все они пошли бы на пользу сначала польской, а затем и немецкой экспансии. Как и до этого, униатство явилось ни чем иным, как авангардом западной экспансии на славянские земли, и насаждалось «святой троицей»: шляхтичем, бискупом и евреем - арендатором.

Возвращаясь к выращиванию Шептицким (при его полной поддержке Веной) нерусских «украинцев», нужно отметить, что с его назначением главой церкви прием в духовные семинарии юношей русских убеждений прекращаются. Семинарии начинают выпускать религиозных фанатиков, которые не столько священники, сколько политики и которых народ окрестил «попиками». С церковного амвона они начинают внушают народу новую «украинскую идею», всячески стараются снискать для нее сторонников и сеют вражду в деревне.

Народ сопротивляется «украинизации», просит епископов сместить «попиков», бойкотирует богослужения. Но епископы молчат, депутаций не принимают, на прошения не отвечают. «Национально свидомый» учитель и «попик» мало помалу делают свое каиново дело: часть молодежи переходит в «украинцы», которых народ метко окрестил полячками (русины их так и называют до сих пор).

В деревнях между полячками и русинами вспыхивает открытая вражда: доходит до схваток, которые иногда заканчиваются кровопролитием. В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие уже считают себя «украинцами». Смута и вражда проникает не только в деревню, но и в отдельные хаты.

Малосознательных жителей деревень «попики» постепенно прибирают к своим рукам. Начинается вражда и между соседними деревнями: одни другим срывают народные собрания и праздники, уничтожают народное имущество: народные дома и памятники. Массовые кровопролития и убийства учащаются. Церковные и светские власти стоят на стороне воинствующих «попиков». Русские деревни не находят нигде помощи. Чтобы избавиться от «попиков», многие из униатства возвращаются в Православие и призывают православных священников.

Начинается массовое возвращение русинов в Православие. На Подкарпатской Руси движение началось в селе Иза, где служил Иван Раковский, бывший не только священником, но и писателем. Сам оставшись униатом, он воспитал свой приход в Православной вере. В 1903 году село Иза целиком перешло в Православие, затем стали переходить тысячи людей, одно село за другим. В Закарпатье духовным дилером православных русских сел стал иеромонах о. Алексей (Кабалюк), в Галиции священномученик Максим Сандович. По сведениям львовского униатского журнала «Нива» к 1914 году только во Львовской епархии около 400 священников были предрасположены к переходу в Православие. Еще до 1914 года православное движение охватило соседние с Россией уезды, смежные с Буковиной: Косовский, Снятинский и почти все уезды Лемковщины (например, Сокальский уезд). В нем перешли Стенятин, Светаров, Городиловичи, Завишня, Боратин, Теляж, Доброчин, Конотопы, Кунява, В Жолковском уезде Смеряков, Туринка, Честыни... В некоторых селах Зборовского уезда православных священников на руках носили из храма в приходский дом.

Австрийские законы предоставляли полную свободу вероисповедания, о перемене его следовало только заявить административным властям. Но православные богослужения разгоняются жандармами, православные священники подвергаются аресту: им предъявляется обвинение в государственной измене, посредством подкупа Россией. Клевета о «царских рублях» не сходит с газетных полос «украинской» печати. Русинов обвиняют в косности, тогда как сами «украинцы», которых уже отличает зоологический национализм и русофобия, пользуясь щедрой государственной помощью, планируют посадить на престол Украины пресловутого «Васылька Вышиваного» (Габсбурга, которого после войны во Франции посадили за мошенничество).

Россия, как и прежде, не бездействует: дескать, не ее дело вмешиваться во внутренние дела другого государства. Русинская интеллигенция Галиции, для содержания своей преследуемой конфискациями прессы и общественных организаций, ежемесячно облагает себя податью в сто и более крон и собирает средства среди крестьянства.

Против «украинской» пропаганды решительнее всех реагирует русинская студенческая молодежь Галиции. Она выступила открытым движением - «Новым курсом». Опасаясь террора, русинские общественные и политические деятели ведут консервативную и соглашательскую политику по отношению к полякам и австрийскими властями. Чтобы не дразнить их, они придерживаются в правописании официального термина «руский» и убеждали молодежь: «Будьте русскими в сердцах, но никому об этом не говорите, а то нас сотрут с лица земли. Россия никогда не заступалась за Галицию и не заступится. Если мы будем открыто кричать о национальном единстве русского народа, Русь в Галиции погибнет навеки».

Хотя вся интеллигенция знала русский литературный язык (выписывая из России книги, журналы и газеты), но не употребляла его в разговоре и на письме. По этой же причине книги и газеты издавались на местном наречии (как его в насмешку называли «язычии»), старославянском галицком наречии с примесью русских литературных и церковно-славянских слов.

Молодежь, особенно университетская, не раз протестовала против этих «заячьих» русских чувств своих отцов и пыталась открыто говорить о национальном и культурном единстве всех русских племен, но отцы всегда подавляли эти стремления своих детей. Молодежь раньше без боязни изучала русский литературный язык в своих студенческих обществах, открыто, и тайно организовывала уроки этого языка для гимназистов в бурсах и издавала газеты и журналы на чистом литературном языке.

В ответ на «украинизацию» деревни студенты стали учить литературному языку и крестьян. На сельских торжествах молодежь декламировала стихотворения не только местных поэтов, но и Пушкина, Лермонтова, Некрасова. По деревням ставили памятники Пушкину. Член Государственной Думы, граф В.Бобринский, возвращаясь через Галицию со Славянского съезда в Праге, присутствуя в деревне на одном из таких крестьянских торжеств, расплакался: «Я не знал, что за границей России существует настоящая Святая Русь, живущая в неописуемом угнетении, тут же, под боком своей сестры Великой России».

Но когда оргия насаждения «украинства» немцами, поляками и Ватиканом разбушевалась вовсю, русинская молодежь Галиции не выдержала и взбунтовалась против своих отцов. Этот бунт известен в истории Галицкой Руси под названием «Нового Курса», а его сторонники стали называться «новокурсниками». «Новый Курс» был следствием «украинизации» и явился для нее разрушительным тараном. Студенты бросились в народ: созывали вече и открыто стали на них провозглашать национальное и культурное единство с Россией. Русское крестьянство стало сразу на их сторону, и через некоторое время к ним примкнули две трети русинской интеллигенции.

Использовавшийся до тех пор сине-желтый, «пожалованный» Францом Иосифом, флаг был заменен российским бело-сине-красным, а главным предметом народных собраний и торжеств по городам и деревням становится национальное и культурное единство с Россией. Для распространения «новокурсных» идей основывается ежедневная газета «Прикарпатская Русь» на русском литературном языке. Для крестьянства начинает на выпускаться русинском наречии популярный еженедельник «Голос народа». Это делается в противовес издаваемым на «язычии» ежедневной газете «Галичанин» и народному еженедельнику «Русское Слово», которые вскоре теряют популярность и прекращают свое существование. За год «Новый Курс» поглощает почти всю русинскую интеллигенцию, крестьянство и воцаряется во всех сферах жизни. Литературный русский язык теперь употребляется не только в печати, но и открыто становится разговорным языком русинской интеллигенции.

Возвратившийся в Россию граф Бобринский поднимает шум о положении дел в Галиции. Но у российских властей понимания русинская проблема не находит, а либеральная пресса как по команде, единодушно относится к делу враждебно. Русинов она описывает «националистами и ретроградами», а «украинцев» - «либералами и прогрессистами»!. Не находя нигде официальной поддержки, граф Бобринский при помощи компетентных в галицких делах русских людей организует в Петербурге, Киеве «Галицко-русские общества», которые начинают собирать средства в помощь Прикарпатской Руси. Это были первые и к тому же не царские рубли, которые Галиция стала получать от своих братьев в России. Но средства эти были скудны, и все они уходят на помощь по содержанию общежитий при гимназиях, в которые принимают на полное содержание талантливых мальчиков бедных крестьянских семей.

«Новый Курс» захватил австрийские власти врасплох. Согласно австрийской конституции они не могли прямо и открыто выступать против него, да это и невозможно было сделать из-за многочисленности «государственных изменников». Раньше, когда обнаруживались такие «преступления» у нескольких лиц, их судили, сажали в тюрьму. Теперь же нужно было иметь дело уже с сотнями тысяч «изменников», государственную измену которых невозможно было доказать. Но власти не дремали и выжидали подходящий случай, подготовив целый ряд процессов о «шпионстве», первый из которых начался в 1913 году, незадолго до начала Первой Мировой Войны. Началась настоящая «охота за ведьмами», в роли которых выступили все более менее русофильски настроенные русины оккупированных австрияками территорий.

Но и от старых способов австрияки отказываться не собирались. Для оказания помощи "попикам» и «национально свидомым» учителям власти бьют по крестьянскому карману. Власть щедро ссужает деньгами крестьянские кооперативы «украинцев», которые дают по деревням взаймы только своим приверженцам. Крестьяне, не желающие назвать себя украинцами займов не получают. В отчаянии русинские общественные деятели бросаются за помощью к чехам, и по ходатайству Крамаржа и Клофача (Масарик был врагом русских вообще, и в парламенте всегда поддерживал украинофилов) получают в Живностенском банке кредиты для своих кооперативов. Самый большой чешский банк - Центральный Банк Чешских Сберегательных Касс, также давал многомиллионные займы только «украинским» кооперативам. Впрочем, величина полученных кредитов русинам помогает слабо.

Выборы в сейм сопровождаются уже жандармским террором, насилием и убийствами крестьян-русинов. В 1897 году галицкий наместник граф Бадени во время выборов в галицкий парламент заливает кровью всю Галицкую Русь: десятки крестьян были убиты, сотни были тяжело ранены, а тысячи заключены в тюрьмы. В 1907 г. в городе Горуцке Дрогобычского уезда австрийские жандармы застрелили в день выборов пять крестьян. Затем происходит череда политических процессов - дело Семена Бендасюка, и о. Максима Сандовича, первый и второй Мармарош-Сигетские процессы над перешедшими в Православие русинами села Иза, и их священником о. Алексием (Кабалюком), на Буковине «дело братьев Геровских» - (Георгий - известный ученый карпато-русский филолог, Алексей - политический лидер, исповедник Православия).

«Украинцы» пользуются на выборах и моральной и финансовой поддержкой власти. Имя избранного громадным большинством русинского депутата при подсчете голосов просто вычеркивается. Избранным объявляется кандидат - «украинец», который получил менее половины голосов. Борьба русских с «украинцами» приобретает все более ожесточенный характер и продолжается в условиях страшного террора вплоть до Первой Мировой Войны, которая стала войной немцев против славян. Войны, к которой Германия и Австро-Венгрия готовились десятки лет, для чего ими и насаждался среди исконно русского населения в Галиции «украинский» национализм, со всей его иррациональной зоологической ненавистью к России.

В 1915 году, уже во время Первой Мировой Войны, группа галицких «украинцев» ходатайствовала перед австрийским правительством о законодательном внедрении в народе названия «Украина», «украинец», «украинский народ». С этой целью «национально свидоми» обратились к австрийскому правительству с запиской ("Denkschrift uber notwendigkeit des ausschlisslichen des nationalnames "Ukrainer".Wien. 1915.), которая была напечатано в количестве 25 экземпляров, и не предназначалась для общественного распространения. В этой записке авторы пытались обосновать употребление термина "Украина", "украинский" якобы научными доводами. Правда для того, чтобы окончательно не настроить русинское население против власти, даже австрийское правительство вынуждено было отказать «украинствующим» самостийникам в их просьбе. Депутат австрийского парламента В.Василько обратился 13 января 1917 года с письмом к австрийскому министру иностранных дел графу Чернину. Предметом этого письма была упомянутая выше записка. В своем письме Василько написал: «Сразу после объявления войны, национально настроенные антирусские русины возбудили ходатайство об употреблении официального наименования «украинцы», чтобы не иметь ничего общего с старо-русинами и русинами-русофилами». В конце письма Василько уверяет, что удовлетворительному разрешению этого вопроса австрийские, лояльно настроенные русины, придают колоссальное значение».

Только в глухой Буковине, откуда вести не проникали в широкий мир, завели примерно с 1911 года обычай требовать от русских богословов, кончавших семинарию, письменного обязательства: «Заявляю, что отрекаюсь от русской народности, что отныне не буду называть себя русским; лишь украинцем и только украинцем». Священникам, не подписавшим такого документа, не давали прихода.

Начало Первой Мировой Войны ознаменовалось настоящим геноцидом, о котором предпочитают умалчивать нынешние власти «Нэзалежной Украйины». По весьма прозаической причине. Кроме оккупантов в качестве настоящих палачей русских выступили «национально свидоми украйинци», идейные и настоящие родители следующего поколения - фашистских прихвостней бандеровцев.

С началом Первой Мировой Войны австрийской властью при помощи «украинцев» и униатов против мирного и безоружного населения был начат массовый антирусский и антиправославный террор, который во время гитлеровского нашествия повторил Степан Бандера, нынешний герой «национально свидомых» (что полностью рушит утверждения, что ОУН и УПА боролась против «Советов»).

Только в одном из австрийских концлагерей, в Талергофе было уничтожено более 60 тыс. человек, еще около 80 тыс. было убито после первого отступления русской армии, в том числе около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к Православию и России. Была практически уничтожена вся русская национальная интеллигенция Галиции. От 100 до 200 тысяч русинов, спасаясь от австрийского геноцида, бежали в Россию.

Бежавшие в Россию русины остались верны идее воссоединения. Следует привести один характерный пример. В Ростове на Дону из шести тысяч русинов в рядах белогвардейцев оказалось несколько десятков, может быть несколько сотен людей, преимущественно зеленой молодежи, не особенно разбиравшейся в хаосе революционных событий. Спасшиеся от уничтожения русины прекрасно понимали кто воюет против России.

По словам историков, галицких русинов, эмигрировавших в то время: «австро-мадьярский террор сразу на всех участках охватил прикарпатскую Русь ... братья, вырекшиеся от Руси, стали не только прислужниками Габсбургской монархии, но и подлейшими... палачами родного народа ... униаты - были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время Первой мировой войны».

Настоящим адом для военнопленных русских и русинов Галиции и Закарпатья стал Талергоф, по сравнению с которым меркнет «слава» даже фашистских лагерей. В качестве примера можно привести несколько отрывков из книги блестящего историка Галицкой Руси Василия Ваврика «Терезин и Талергоф», изданной в 1928 году во Львове. Свою творческую деятельность автор начал в концлагере Талергоф, узником которого он был. Одновременно он тайно выпускал лагерные журналы и листовки, где описывал австрийские зверства. После крушения Австрии Ваврик проживал во Львове, принимая активное участие в издании «Телергофских альманахов» - подробных сборников, посвященных австрийскому геноциду, русинов.

Теперь следуют отрывки из уже упомянутой книги Терезин и Талергоф»:

«Самым тяжелым ударом по душе Карпатской Руси был, без сомнения, Талергоф, возникший в первые дни войны 1914 года в песчаной долине у подножия Альп возле Граца, главного города Стирии. Это был лютейший застенок из всех австрийских тюрем в Габсбургской империи.

В дневниках и записках талергофских невольников имеем точное описание этого австрийского пекла. Участок пустого поля в виде длинного четырехугольника в 5 километрах от Абтиссендорфа и железной дороги не годился к пахоте из-за обилия песка, на котором рос только скудный мохор. Под сосновым лесом находились большие жестяные ангары для самолетов, за лесом стоял синий вал альпийских гор.

Первую партию русских галичан пригнали в Талергоф солдаты грацкого полка 4-го сентября 1914 года. Штыками и прикладами они уложили народ на сырую землю. Голое, чистое поле зашевелилось, как большой муравейник, и от массы серомашных людей всякого возраста и сословия не видно было земли...

За Талергоформ утвердилась раз навсегда кличка немецкой преисподней. И в самом деле, там творились такие события, на какие не была способна людская фантазия, забегающая по ту сторону света в ад грешников. До зимы 1915 года в Талергофе не было бараков. Сбитый в одну кучу народ лежал на сырой земле под открытым небом, выставленный на холод, мрак, дождь и мороз. Счастливы были те, которые имели над собою полотно, а под собою клапоть соломы. Скоро стебло стерлось на сечку и смешивалось с землей, из чего делалась грязь, просякнутая людским потом, слезами. Эта грязь становилась лучшей почвой и обильной пищей для неисчислимых насекомых. Вши сгрызли тело из-за теплой крови и перегрызали нательную и верхнюю одежду. Червь размножилась чрезвычайно быстро в чрезвычайном количестве. Величина паразитов, питающихся соками людей, была равно грозной. Неудивительно поэтому, что немощные не в силах были с ними справиться. Священник Иоанн Мащак под датой 11 декабря 1914 года отметил, что 11 человек просто загрызли вши. Нужда и нищета дышали на каждом шагу окостенелой смертью.

В позднюю, холодную осень 1914 года руками русских военнопленных талергофская власть приступила к постройке бараков в земле в виде землянок - куреней - и над землею в виде длинных стодол с расчетом, чтобы поместить в них как можно наиболее народа. Это как раз нужно было кровопийцам, вшам и палачам. В одном бараке набралось человек сотен три и больше. В сборище грязного люда и грязной одежды разводились миллионы насекомых, которые разносили по всему Талергофу заразные болезни: холеру, брюшной тиф, дифтерию, малярию, расстройства почек, печени, селезенки, мочевого пузыря, понос, рвоты с кровью, чахотку, грипп и прочие ужасные пошести.

Кроме нечистоты, эпидемиям в Талергофе отдавал большие услуги всеобщий голод. Немцы морили наших людей по рецепту своей прославленной аккуратности и системы, а бросая кое-что, как собакам, ухитрялись, будто ради порядка, бить палками всех куда попало. Не спокойным, разумным словом, а бешеным криком, и палкою, и прикладом водворяли часовые «порядок», так что часто возвращались многие от выдачи постной воды, конского или собачьего мяса калеками.

В голоде и холоде погибали несчастные рабы, пропадали в судорогах лихорадки, желтели, как восковые свечи, от желтухи, кровавились от бесконечных кровоподтеков, глохли от заворотов и шума головы, слепли от встрясок нервов, лишались рассудка от раздражений мозга, падали синими трупами от эпилепсий. Высокая горячка разжигала кровь больных. Немощные организмы валились, как подкошенные, в берлогу, в мучительной лихорадке и беспамятстве кончали жалкую жизнь, а более сильные срывались ночью с нар и бежали, куда глаза глядели, чтобы вырваться из объятий напасти. Они мчались или прямо в ворота или живо взбирались на колючую проволоку, там же от штыка либо пути падали мертвыми на землю. В записках студента Феофила Курилло читаем, что солдат проколол двух крестьян за то, что «втiкали». Священник Иоанн Мащак записал под датой 3 декабря 1914 года, что часовой за бараком выстрелил в перелазившего через проволоку крестьянина. Пуля не попала в него, но убила в бараке Ивана Попика из с.Мединичи, отца семерых детей. В ангаре солдат проколол крестьянина Максима Шумняцкого из с.Исаи Турчанского уезда, проколол в ребра штыком, от чего он помер немедленно...

В народную легенду перешло талергофское кладбище у соснового леса. Эта легенда передается из уст и по наследству перейдет из поколения в поколение о том, что на далекой немецкой чужбине в неприветливой земле лежит несколько тысяч русских костей, которых никто не перенесет на родную землю. Немцы повалили уже кресты, сравняли уже могилы. Найдется ли одаренный Божьим ловом певец, который расскажет миру, кто лежит в Талергофе, за что выбросили немцы русских людей из родной земли?

Смерть в Талергофе редко бывала природной: там ее прививали ядом заразных болезней. По Талергофу триумфально прогуливалась насильственная смерть. О каком-нибудь лечении погибавших речи не было. Враждебным отношением к интернированным отличались даже врачи.

О здоровой пище и думать не приходилось: терпкий хлеб, часто сырой и липкий, изготовленный из смеси самой подлой муки, конских каштанов и тертой соломы, красное, твердое, несвежее конское мясо дважды в неделю по маленькому кусочку, покрашенная начерно вода, самые подлые помои гнилой картошки и свеклы, грязь, гнезда насекомых были причиной неугасаемой заразы, жертвами которой падали тысячи молодых, еще вполне здоровых людей из среды крестьянства и интеллигенции. Для запугивания людей, в доказательство своей силы тюремные власти тут и там по всей талергофской площади повбивали столбы, на которых довольно часто висели в невысказанные мучениях и без того люто потрепанные мученики. На этих столбах происходило славное немецкое «анбинден», то есть подвязывание. Поводом для подвешивания (как правило, за одну ногу . Ред.) на столбе были самые ничтожные пустяки, даже поимка кого-либо на курении табаку в бараке ночью. Кроме мук на столбе были еще железные путы «шпанген», просто говоря - кандалы, из-под которых кровь капала...»

Большую книгу можно бы написать об язвительные пакостях немцев. Феофил Курилло рисует такую картину: тридцать изнуренных и высохших скелетов силятся тянуть наполненный мусором воз. Солдат держит в левой руке штык, а в правой - палку и подгоняет ими «ленивых». Люди тянут воз за дышло и веревками и еле-еле продвигаются, ибо сил у них не хватает. Талергофскими невольниками в жаркое лето и в морозную зиму, избивая их прикладами, выплавляли свои дороги, выравнивали ямы, пахали поле, чистили отхожие места. Ничего им за это не платили, а вдобавок ругали их русскими свиньями. В то же время вожди украинской партии во главе с разными Левицкими, Трилевскими, Ганкевичами, Барвинскими, Романчуками били тиранам поклоны и пели Австрии дифирамбы...

Исходя из ложного понимания патриотизма, вся власть в Талергофе, от наивысших до маленьких гайдуков, обходилась с людьми самым жестоким и немилосердным образом: их били палками, канчуками, тросточками, прикладами, кололи турецкими ножами и штыками, плевали в лицо, рвали бороды, короче говоря - обращались хуже, чем в дикой скотиной. С каждым днем, по мере приближения упадка спорохненской Австрии, муки заключенных усиливались, десятерились. Внезапно, от поры до времени, вызывали того или другого, особенно из интеллигенции, в канцелярию лагеря и в Грац и по правилам инквизиции следственные судьи выпытывали о настроениях и взглядах на Австрию...

Все-таки пакости немцев не могут равняться с издевательствами своих людей. Бездушный немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как это русин, назвавший себя украинцем. Вроде официала полиции города Пермышля Тимчука, интригана, провокатора, доносчика и Рабамамелюка в одном лице, который выражался о родном народе как о скотине. Он был правой рукой палача Пиллера, которому давал справку об арестантах. Тимчука, однако перещеголял другой украинец-попович, Чировский, обер-лейтенант австрийского запаса. Эта креатура, фаворит и любимчик фон Штадлера, ничтожество, вылезшее на поверхность Талергофа благодаря своему угодничеству немцам и тирании, появилось в нем весною 1915 года. Все невольники Талергофа характеризуют его как профессионального мучителя и палача. Была это продажная шкура и шарлатан с бесстыдным языком. Народ, из которого он вышел, не представлял для него малейшей цены. Партийный шовинизм не знал у него ни меры, ни границ.

Дьявол в людском облике! Чировский был специалистом от немецкого «анбинден», обильную жатву которого он пожал по случаю набора рекрутов в армию, когда студенты назвали себя русскими. Это «злодеяние» взбесило украинца, австрийского обер-лейтенанта в запасе, до того, что он требовал военного суда над студентами. В канцелярии лагеря он поднял страшную бурю, подбурив всех офицеров и капралов, и радый этому фон Штадлер начал взывать студентов на допросы. Но ни один из них не отступил от сказанного, хотя Чировский со своими заушниками бесился, угрожая кулаками.

Не помогло! Студенты твердо стояли при своем и были готовы за имя своих предков на наибольшие жертвы; их конфликт с напастником кончился тем, что всех фон Штадлер приговорил к 3-недельному заключению под усиленной стражей и усиленным постом, а после этого на два часа «анбинден». Понятно, экзекуцию подвешивания исполнял сам Чировский по всем правилам военного кодекса и регламента. Каменного сердца выродка не тронули ни слезы матерей, ни просьбы отцов, ни обморок, ни кровь юношей, у которых она пускалась из уст, носа и пальцев.

Черная физиономия Чировского перешла в историю мартирологии, претерпенных страданий галицко-русского народа. Ни один украинский адвокат, ни один украинский «письменник» не в силах обелить его. Варварство его дошло до того, что он велел на могиле под соснами уничтожать православные кресты, доказывая немцам, что в этих крестах таится символов русской веры и русской идеи.

Муки в Талергофе продолжались от 4 сентября 1914 г. до 10 мая 1917 г. В официальном рапорте фельдмаршала Шлеера от 9 ноября 1914 г. сообщалось, что в Талергофе в то время находилось 5700 русофилов. Из публикации Василия Маковского узнаем, что осенью того же года там было около 8 тыс. невольников. Не подлежит, однако, сомнению, что через талергофское чистилище и горнило перешло не менее 20 тыс. русских галичан и буковинцев. Администрация Талергофа считала только живых, на умерших не обращала внимания, а число их, как выше сказано, было все-таки внушительным. В талергофский лагерь постоянно приходили новые партии, и с каждым движением русской армии их было все больше и больше. Не было в русском Прикарпатье села и семьи без потерпевших. Мало того! Не редким явлением в 1914-1915 гг. были массовые аресты целых селений. Кажется, что 30 тыс. будет неполной цифрой всех жертв в пределах одной Галицкой Руси. Украинские хитрецы и фальсификаторы истории пускают теперь в народ всякие блахманы, будто в Талергофе мучились «украинцы». Пусть и украинцы, но украинцы толка Зубрицкого, Наумовича, Гоголя, которые прикарпатскую Русь, Волынь, Подолье и Украину считали частями Русской Земли. Горсточка «самостийный» украинцев, которые в военном замешательстве, по ошибке или по доносам своих личных противников попали в Теларгоф, очень скоро, благодаря украинской комиссии в Граце во главе с доктором И.Ганкевичем, получила свободу. В бредни украинских подлогов никто не поверит, ибо как могли в Талергофе томиться украинцы за украинскую идею, когда Австрия и Германия создавали самостийну Украину?

Будущий историк Прикарпатской Руси соберет все ее слезы и, как жемчужины, нанижет на терновый венец ее мученичества. Равно же он вынесет свой справедливый приговор. Сегодня еще не пора, но большинство галицкой общественности понимает, что партийная слепота в одном и том же народе создает страшную вражду, плоды которой низводят человека на степень бесчувственного животного: донос, клевета, кривая присяга, издевательство становятся его насущным и повседневным хлебом: ни мать, ни отец, ни брат, ни сестра, ни сосед, ни приятель не имеют для него значения, ибо его месть и злоба не знают границ.

Во время войны много, очень много таких извергов вышло из галицкого народа; и этот прискорбный факт - больнее всех ран. Свихнутые единицы из евреев, немцев и поляков нас не удивляют, но как же печально, что в галицко-русском народе австрийский сервилизм и дух рабства толкнул брата на брата. Из бесконечного числа известных и неизвестных доносителей и провокаторов первое место заняли в силу своей профессии жандармы. Самыми свирепыми были (следует перечисление десятка имен и «подвигов» наиболее отличившихся украинцев-жандармов или, как назвали бы их в более поздние времена, полицаев. К примеру, комендант Процев из Речицы Рава-Русского уезда арестовал русских крестьян и всех священников в околице... Ред.). Совместно с жандармами шли в ногу сельские старосты, начальники и их писари (следует перечисление. Ред.).

Читатель отдает себе отчет в том, что жандармы, начальники волостей и писари делали каинову работу в силу своих обязанностей, чтобы заслужить себе благоволение, милость, похвалу от своих высших властей. Поэтому можно до некоторой степени простить им провинение, но каинова работа галицко-украинской интеллигенции достойна самого острого публичного осуждения. Между доносчиками-учителями были отвратительные типы (следует перечисление. Ред.). В документальной части Талергофского Альманаха (вып.1) находим характерный донос плац-коменданту во Львове, в котором доносчик, Алоизий Божиковский, пишет между прочим следующее: «Питая безграничную симпатию к австрийским вооруженным силам, обращаю внмание высокого плац-комендантства на каноников-москвофилов львовского компрометирующего материала. Фамилии этих священников: о. Билецки, о. Пакиж, о. А.Бачинский, о. Д.Дорожинский - известны российской охране, с которой они вели переписку до последнего момента».

Весьма трагическим и даже непонятным явлением 1914 года было то, что священники, проповедники любви к ближнему и всепрощения, нашлись в рядах доносчиков (следует перечисление десятка «самостийников» в рясах таких, как С.Петрушевич из с. Колосова Радеховского уезда, требовавший «очистить его село от кацапов», или законоучитель бродовской гимназии С.Глебовицкий, просивший уездного старосту арестовать всех русофилов в городе и уезде. Ред.).

Рекорд и наибольший успех, достигнутый в состязаниях доносительства, стяжали горе-политики: доктор Кость Левицкий, председатель парламентского клуба, львовский адвокат, свидетель на венских процессах, автор многочисленных устных и письменных доносов, и Николай Василько, австрийский барон, глава буковинского украинского парламентского клуба, бывший грозою на Буковине еще накануне войны.

Доносами были заполнены все газеты украинских партий и в Галичине, и в Буковине, особенно «Дiло» и «Свобода» занимались этим неморальным ремеслом и были информаторами австрийской полиции и военных штабов. Пропасть явных и анонимных доносов сыпалась, и на основании этих заведомо ложных писем падали жертвою совсем неповинные русины не только со стороны немцев и мадьяр, но и от рук своих земляков. Так украинские «сiчовики» набросились в Лавочном в Карпатах с прикладами и штыками на транспорт арестованных, чтобы переколотить ненавистных им «кацапов», хотя там не было ни одного великоросса, а все были галичане, такие же, как и «сiчовики». К сожалению, эти стрелки, прославляемые украинскими газетами как народные герои, избивали родной народ до крови, отдавали его на истребление немцам, сами делали самосуд над родными.

Когда «сiчовики» конвоировали арестантов на вокзал, то бесились до такой степени, что 17 крестьян и священников пали на мостовую и их отнесли в больницу. «Сiчовики» добровольно врывались в тюрьмы; в с.Гнилой Турчанского уезда самовольно производили аресты, гоняли людей и подвергали их разного рода шиканам и хулиганству. Вместо того, чтобы взять в защиту своих братьев перед сборищем лютой толпы, они сами пособляли врагам Руси и, конечно, Украины нести раны и смерть родным братьям. Можно ли это назвать патриотизмом? Здоровое ли это явление - хотя бы «сiчова» пісня, записанная крестьянином с.Кутище Бродовского уезда П.Олейником:

Украiнцi пють, гуляють,

А кацапи вже конають.

Украiнцi пють на гофi,

А кацапи в Талергофi.

Де стоiть стовп з телефона,

Висить кацап замiсть дзвона.

Уста очi побiлiли,

Зуби в кровi закипiли,

Шнури шию переiли. »

Пожалуй хватит. Надеюсь, теперь читателю станет понятно, что эта правда никогда не будет опубликована современными властями «нэзалежной Украйины». Потому, что она слишком опасна для этой самой «нэзалежности».

Но такие жуткие истязания русины терпели не только в концлагере, но и на воле, где у каждого австрийского солдата была при себе веревка. Чтобы не тратить на русинов патроны. Австрияки покрыли виселицами всю Галицию и Закарпатье. Возможно узнав эти трагические страницы из судьбы преданного России и преданного Россией, а ныне забытого народа, адепты «эвропэйського выбора» смогут хотя бы задуматься и переосмыслить все, что ему постоянно талдычит «чэсна влада» (честная власть). Также как ранее талдычила предыдущая.

Чешская «демократия»

Созданное в 1918 году из обломков Австро-Венгрии достаточно химеричное государство, названное Чехословацкой республикой, продолжило австрийскую политику по отношению к проживавшим там русинам. Автономия Подкарпатской Руси была гарантирована еще мирным Сен-Жерменским (Парижским) договором, который 10 сентября 1919 года подписали страны Антанты и представители новообразованной Чехословацкой Республики Карл Крамарж и Эдуард Бенеш, которые клятвенно поклялись, что Чехословакия будет строиться по кантональной системе - как и Швейцария. Каждая национальная автономия должна была иметь собственный законодательный орган (сейм) и автономное правительство, ответственное перед сеймом. Такая же самая широкая автономия предоставлялась и Подкарпатской Руси, что было записано в чехословацкой Конституции. Но они были истинными хозяевами своих слов: сами дали, сами и забрали обратно. Одним из подтверждений чего явилась судьба профессора Туки, словака по национальности. Который получил от чехов 15 лет тюремного заключения только за то, что добивался гарантированной в Конституции автономии Словакии. Вообще за двадцать лет кроме чехов ни одна нация не получила на территории «демократической» Чехословакии никакой автономии. Не стала исключением и Подкарпатская Русь.

Правительство Томаша Масарика и Эдуарда Бенеша уделяло настолько серьезное внимание иностранному происхождению малороссов, что при деятельном содействии галицких самостийников устроила у себя в Пряшевской Руси (часть Карпатской Руси, находящаяся на территории современной Словакии) нечто вроде базы для будущей Великой Украины. Наподобие той, которую Польша пыталась создать из принадлежавшей ей части Волыни при помощи самостийников петлюровского толка.

Будучи врагами России, Масарик и Бенеш оказывали «национально свидомым» сепаратистам огромную всестороннюю материальную и моральную помощь. Сами самостийники говорили по этому поводу: «Українська еміграція тішилася всебічною моральною й матеріальною підтримкою чеського уряду, неприхильно наставленного до Польщі (за Тешин) Український університет, високий педагогічний інститут, господарську академію, гимназію, видавництва, товариства, організації та й ще загал студентства, що також мав необмежений доступ на всі високі чеські школи; користувався індивідуальними стипендіями, цілком вистачаючими на утримання та оплату студій; врешті, чеський уряд давав індивідуальні дотації поодиноким визначнійшим емігрантам, не говорячи про фінансування українських шкіл та установ». (Тешинская область была отторгнута от Чехословакии - по тому же самому мюнхенскому сговору 1938 года, по которому немцы аннексировали у Чехословакии Судеты. Это событие и настроило чехов против поляков.)

«Национально сознательные» имели в Чехословакии три высших учебных заведения, в то время как русины, край которых составлял автономную часть государства (значительную по своим размерам территорию) - не имели ни одного. Когда на учительские курсы, учрежденные в Сваляве летом 1936 года, лектором церковно-славянского языка, диалектологии и русского языка был приглашен проф. Г.Геровский, единственный ученый карпаторусский языковед, то мукачевская полиция запретила профессору оставлять Мукачево, где он жил, лишенный даже подданства на своей земле.

Русинские студенты, которых было не более 200 - 300 человек, целых двадцать лет боролись за стипендии и общежитие. В то время как тысячи галицких самостийников получало стипендии, из которых они могли ежемесячно уделять крупную сумму на поддержку подпольной работы в Галиции: «В Чехословакії була велика кількість українських студентів, що діставали постійні стипендії у висоті приблизно 500 Кч. (чешских крон) Через загальне оподаткуванне студентства можно було стягнути значні фонди... Таким способом вдалося полагодити справу без великого шуму, навіть конспіративно, вислідом було 75 000 Кч. місячно, що їх пересилалося на потребу У.В.О. (подпольная Украинская Военная Организация) до банку у Львові». «Загальнэ оподаткування» (всеобщее налогообложение) студентов было ни чем иным как обычным грабежом, средства от которого самостийныки также ежемесячно пересылали во Львов.

По данным еженедельного самостийного журнала «Трызуб», издававшегося в то время в Праге (№ 4 за 1931 год): «Протягом десяти років на Університеті було записано 7.700 студентів і студенток». И это только до 1931 года и только в Университете. Сколько всего было студентов в двух остальных самостийных ВУЗах неизвестно, но только подьебрадская «Господарска Академия» выпустила около 600 инженеров. И все эти студенты пользовались постоянными ежемесячными стипендиями. И на всю эту деятельность по финансированию УВО чехословацкое правительство попросту закрывало глаза.

В Чехословакии галицкие самостийники не только организовали и обучали кадры русофобствующей молодежи, но и имели склады оружия. И этим безумным в своем фанатизме «национально озабоченным», вооруженным не только авантюрной идеологией, ненавистью, безграничным честолюбием, но даже оружием и попала в руки Закарпатская Русь в 1939 году. Вместе с жившими там русинами.

С первого же дня присоединения к Чехословакии Подкарпатской Руси (так официально называлась Закарпатская Русь), чехи приступили к ее украинизации. Начальником Школьного Отдела - главного учреждения, ведавшего школьными делами на 3акарпатской Руси, был чех Пышек. Он пригласил к себе галицких самостийников и поручил им организовать гимназию в Берегове. Они организовали там «руську» гимназию (в Чехословакии самостийники называли себя не украинцами а «руськими»). Они начали убеждать русинов в том, что они не русские а только «руськи»; что «русский», «руский» и «руський» не одно и то же.

На Закарпатье называть себя «украинцами» самостийныки стали только в конце 30-х годов, перед самым развалом Чехословакии.

Чехословацкое правительство всячески старалось, чтобы все культурно-просветительная и школьная работа на Закарпатской Руси осуществлялась самостийныками. Русский литературный язык был официально изгнан изо всех школ. Те школы (а их было большинство), которые не подчинились приказу Министерства Школ и Народного Просвещения, и целых двадцать лет учили на традиционном русском литературном языке, все это время преследовались официальной Прагой.

Сразу же после возникновения Подкарпатской Руси чешское правительство поручило галицкому самостийнику И.Панькевичу написать грамматику, по которой бы составлялись все учебники для наших школ. Язык этой грамматики должен был считался литературным языком Подкарпатской Руси. Панькевич выполнил заказ и написал грамматику галицкого полонизированного наречия. Другой самостийнык - В.Пачовский написал на этой «мове» «Исторію Подкарпатскої Руси», а В.Бирчак составил учебник по истории карпато-русской литературы - «Литературні стремлення Подкарпатской Руси».

В этих книгах русофобствующих авторов осмеивалось, позорилось все прошлое русинов, вся их идеология и стремление воссоединится с Россией - хотя бы в культурном и религиозном отношении. Самостийники лезли из кожи вон, чтобы уничтожить в народе те идеалы, то чувство единства с русскими России, которые только и могли спасти русинов, оторванных более шести столетий назад, от полной денационализации.

Русинский писатель 19 столетия Уриил Метеор (И.Сильвай) в своих автобиографических воспоминаниях писал: «Однако же, при всем истощении сил угрорусского народа, есть одно обстоятельство, которое его предохраняет от конечного исчезновения. Именно, его язык есть язык исполинского народа, литература которого стоит на уровне прочих культурных народов Европы, и обладает силою по мере своего величия в культурном состоянии идти вперед громадными шагами. Итак, жизненная сила крошечного угрорусского народа заключается не в политическом его сознании, от которого он - по своей ничтожности не может ничего приобрести, не может ничего и утратить, но заключается в единстве языка и литературы, и в единстве обрядов церковных».

Именно для того, чтобы уничтожить русинов духовно, чехи не выпустили ни одного учебника или школьного пособия, написанного на традиционном русском литературном языке, не допускали русскую литературу в школы.

Но русины не сдавались. Медленно, но росло число образованных русских людей, которые шаг за шагом отбивали у самостийников школы. Если в двадцатые годы из четырех наших гимназий три воспитывали детей в антирусском духе - в презрении и ненависти к идеологии, традициям, вере и литературному языку, то уже в 1937 году все гимназии были в русских руках. Только в Вереговской гимназии галицкие авантюристы еще кое-как пытались отбиваться. Так как русских учебников не было, то преподавателям гимназий приходилось пользоваться чешскими книгами, учебниками русской эмигрантской гимназии в Праге. Большинство же учителей обходилось без всяких учебников, диктуя уроки ученикам.

До Второй Мировой Войны протестанты продавали в Подкарпатской Руси Библии на разных языках. За это время им удалось продать на русском языке 2000 Библий и только 150 на украинском.

В 1937 году, когда пост министра Школ и Народного Просвещения занимал народный социалист Крейчи, наконец, удалось выпустить первый русский учебник. Это была грамматика русского литературного языка E.Сабова. После этого были написаны на скорую руку учебники для начальных школ. Они также были утверждены Министерством. Все русские учителя устранили учебники, писаные «мовою» и ввели в школы новые русские книги. На селе народ заставлял самостийных учителей (там, где они были) учить по новым учебникам. Были организованы многочисленные комитеты по сбору средств по закупке для бедных детей русских учебников.

Чтобы выйти из неловкого положения, в которое чехословацкое правительство попало после утверждения первых русских учебников для тех самых школ, в которых до этого уже много лет использовались самостийные учебники, министру Крейчи пришлось устроить всенародный опрос. Каждый крестьянин получил два бюллетеня. На одном было написано: «малоруський язык (украинский язык)», на другом - «великорусский язык (русский язык)». И, несмотря на жульничество со словами «малорусский» и «великорусский», самостийники потерпели сокрушительное поражение: 86 процентов крестьян проголосовали за «великорусский язык». Борьба за русский литературный язык, продолжавшаяся почти двадцать лет, казалось, приближалась к победному концу: восторжествовала правда, не нужно больше прятать учителям перед инспекторами русские учебники, не нужно коверкать русский литературный язык.

Из политических партий на подкарпатской Руси существовали только те, которые поддерживали русское движение. В чехословацком Законодательном Собрании русины были представлены шестью депутатами (А.Бродий, П.Жидовский, д-р П.Коссей, д-р И.Пьещак, Ю.Ревай и д-р С.Фенцик) и двумя сенаторами (д-р Э. Бачинский и Ю. Фелдеший). Из всех парламентских представителей только один депутат - Ю.Ревай принадлежал к самостийныкам.

Но в Европе все сильнее пахло грозой. Чехословацкое правительство очень тревожила внешнеполитическая активность фашистской Германии, ее слияние с Австрией. Это породило движение Судетских немцев за автономизацию края. Немцы Чехословакии очень быстро стали такой крупной политической силой, которую никак нельзя было игнорировать. И их требования росли день ото дня. Пользуясь безволием чешского правительства в отношении судетских немцев, словаки тоже стали заявлять о своих культурно-национальных правах. Усилили свое давление на Прагу и русины.

В мае 1938 года в Карпатскую Русь прибыла из Америки делегация Карпаторусского Союза, в составе трех лиц: Ивана Попа, протоиерея о. Иоанна Янчишина и д-ра Афанасия Геровского. Целью их поездки было создание автономии на этой территории. С целью недопущения образования автономии чехи арестовывают Геровского, для того, чтобы выслать его из страны. Однако в дело вмешивается югославский посол в Праге, который требует освобождения Геровского и разрешения ему оставаться в Чехословакии. Для безвольного чешского правительства этого оказалось достаточно. В первых числах октября 1938 года автономию русинов признает генерал Сыровый (который заменил уже сбежавшего к тому времени за границу президента Бенеша). Автономное русинское правительство возглавляет противник украинского сепаратизма, карпаторосс Андрей Бродий (председатель Совета Министров и министр Народного Просвещения). Также в правительство входят д-р Е.Бачинский, д-р И.Пьещак, д-р С.Фенцик и Ю.Ревай...

Из тюрьмы выпускают Геровского. Спустя несколько дней после этого чехословацкий министр иностранных дел передает А.Геровскому приглашение германского министра иностранных дел Риббентропа приехать в Мюнхен для переговоров и предоставляет ему для этого военный самолет. Но Геровский отказывается от предложения, и посоветовавшись с югославским послом в Праге, Геровский летит в Белград. Где на следующее утро, посетив Президиум югославского правительства, узнает о том, что чехи арестовали Бродия и, по приказу из Берлина, на его место назначили самостийныка, греко-католического монсиньора Волошина. В это время главой автономной Словакии становится римо-католический монсиньор Тисо.

Гитлеровский ставленник Волошин переименовал Карпатскую Русь в «Карпатскую Украину» и планировал сделатьиз нее Пьемонт для создания «Великой Украины». Но 15 марта 1939 г., в день объявления независимости Карпатской Украины, спасаясь от мадьяр, бежал в Румынию, затем в Югославию - в Загреб, где находилась штаб-квартира хорватской крестьянской партии прислужника Рима Мачека. Там же он дал интервью, с которым имеет смысл ознакомиться:

«Когда я понял, что чехословацкая федерация, возникшая в результате мюнхенского соглашения, приговорена к исчезновению, я передал в Берлин интересное предложение, сделанное мне Венгрией. Будапешт предложил включить Карпатскую Украину в состав державы святого Стефана и предоставить нам автономию наподобие тoй, которой пользовалась Хорватия и Славония в Австро-Венгерской империи. Я был согласен принять это выгодное предложение, но я не мог этого сделать без разрешения Берлина. Это случилось в первой половине месяца марта. Берлин запретил мне дать ответ на венгерское предложение на том основании, что оно не соответствует духу венского арбитража. Германия не хотела допустить, чтобы Венгрия имела границу с Польшей. Вследствие этого я провозгласил 15 марта независимость Карпатской Украины. Мне опять сообщили, что мы Германии необходимы для создания Великой Украины, которое начнется с присоединения украинских частей Польши, а затем всей русской Украины к Карпатской Украине. Ввиду такого положения вещей мне не оставалось ничего другого, как защищать новое украинское государство от венгерских притязаний».

После образования первого автономного правительства на этом клочке русской земли, народному ликованию не было пределов. Чтобы не пропустить какую-нибудь важную новость, люди целыми дням сидели за радио, читали газеты. В каждом селе чуть не ежедневно организовались собрания, на которых по большей части учителя сообщали народу последние политические новости. Все были безмерно рады тому, что, наконец, становились хозяевами на своей земле; что уже не будут больше слышать презрительных замечаний по отношению к нашему языку, вере и обычаям от чешских, по большей части невежественных, чиновников. Никто не сомневался в том, что местное автономное правительство устранит допущенные чехами ошибки: исправит основные экономические, культурно-национальные и религиозные проблемы.

В первую очередь ожидалась передача земли бывших мадьярских и немецких графов и баронов в руки русского крестьянства. Земельная реформа, осуществленная чешской властью, была проведена совершенно несправедливо: подавляющее большинство этих земель, ранее принадлежавших австрийским землевладельцам, было передано чешским колонистам и чешским банкам. А чехи относились к русинам даже хуже чем австрияки.

В вопросе веры ожидалось, что местное правительство перестанет поддерживать униатскую церковь, которая вопреки полной поддержке пражского правительства, таяла, как весенний снег. Самым болезненным вопросом было то, что вопреки переходу всей церковной общины в Православную веру, здание церкви, приходской дом, церковные земли, также, как и все имущество прихода оставалось за унией. Благодаря этим мерам католики чехи сильно тормозили переход русинов из силой навязанного ему униатства в свою истинную православную веру.

Иногда чешским властям удавалось доводить русинов до крайности и заставлять их совершать отчаянные поступки. Так, в 1935 году, в селе Вышний Быстрый, которое находится в прекрасной живописной долине реки с названием Река, ее жителями была подожжена замечательной архитектуры древняя деревянная церковь. Ее иконостас считался самым замечательным в крае. После Первой Мировой Войны все население села с радостью перешло в православие. За исключением одного священника в унии не осталось ни одной души. И вот, однажды, поздней весною 1935 года, рано утром, вся церковь запылала ярким пламенем. Никто из селян не тушил огонь. Только таким страшным отчаянным преступлением смогли крестьяне выжить из села униата. Вот до чего доводила верующих и богобоязненных русинов чешская поддержка панской униатской веры.

Но менее чем через три недели после образования этого первого автономного правительства его председатель Бродий был арестован. После этого правительство возглавил нерусский человек - ставленник немцев и галицкий сепаратист Волошин. Всем стало ясно, откуда дует ветер. Протестовать против этого бесполезно, так как даже такие большие государства, как Франция и Англия, шли навстречу Гитлеру, надеясь удовлетворением его требований избежать войны.

Правительство националистическое Волошина развило лихорадочную деятельность. И в первую очередь приказало украинизировать вывески на магазинах, которые все принадлежали евреям. Нечто подобное уже происходило двадцать лет назад на Украине, где украинизацией занимались «атаманы» Коновалец и Петлюра. Но и второе автономное правительство просуществовало недолго. Его, впрочем, как и Чехию со Словакией, упразднила гитлеровская Германия, оккупировавшая все эти территории.

После разгрома Третьего Рейха в 1945 году, вновь созданное Чехословацкое правительство передает Закарпатскую Русь в состав Советского Союза. Узнав об этом, на территорию Чехословакии бежали десятки тысяч русинов. Причиной их бегства были яркие воспоминания о коротком, но бурном периоде «украинизации» Закарпатья при Советской власти.

Теперь рассмотрим чисто внутренние восточнославянские проблемы, приведшие к возникновению украинских янычар.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить