Печать
| Война цивилизаций |
Просмотров: 9095
0 Плохо0

Важность геополитического анализа для постсоветской политики

В недавно пережившем «цветную революцию» Бишкеке в рамках Международного института Стратегических Исследований при Президенте Киргизской республики явно с подсказки из-за рубежа задались целью сориентироваться в мировом политическом пространстве. Это безусловно нужное дело для любого момента времени, но в Киргизии это важно сейчас вдвойне для обновленной политической элиты после смещения «властью возбужденной толпы» президента Акаева. Сборник статей представляет работы аналитиков из разных стран (России, США, Швеции, Грузии, Китая, и т. д.), что уже само по себе очень интересно. Ведь принесенные на суд читателя точки зрения в значительной степени сформированы политическими взглядами, доминирующими в конфликтующих между собой странах. Приводится обзор и анализ существующей на сегодняшний день литературы на эту тему. Сборник статей вполне может служить справочником и сравнением разнообразных подходов. Особенно насыщена информацией обширная статья редактора сборника Евгения Вертлиба.


Для политиков постсоветского пространства, просыпающихся от геополитического беспамятства ельцинизма, книга послужит очередным напоминанием, что «слабых бьют». Получится - так забивают насмерть. С лицемерными ссылками на «демократию» и циничным навязыванием «национальных интересов» сильных мира сего, в первую очередь США.

Процитирую иезуитский подход, описанный в статье фон Крейтора (Швеция) и вполне применимый для описания действий Запада по отношению к России Ельцина и Путина:
«Если победитель умен, он сумеет предъявить свои требования по частям. Победитель правильно рассчитывает, что раз он имеет дело с государством, потерявшим мужество, - а таким является каждое государство, добровольно покорившееся победителю, - то государство из-за того или другого частичного требования не решится прибегнуть к силе оружия. А чем большему количеству домогательств побежденное государство по частям уже подчинилось, тем больше будет оно убеждать себя в том, что из-за отдельного нового домогательства восставать не стоит, раз оно приняло на себя гораздо больше несчастья».

О гармонии взаимообогащения цивилизаций в современном Мире можно судить по лицемерному именованию Бушем-младшим режима в Афганистане (с феноменальным ростом нарко производства) «демократией».

Сборник статей на 254 страницах разделен на три подраздела:
1. Геополитика
2. Региональная и национальная безопасность
3. Терроризм
В конце сборника краткие справки об авторах статей.

Терроризм в «однополярном мире» возведен Соединенными Штатами Америки после 11 сентября 2001 года в проблему №1 для геополитики и безопасности. И поэтому все эти подразделы по внутреннему содержанию тесно между собой связаны, описывая под разными углами зрения стороны единого целого.

Мифология однополярного мира

Следует указать, что все исследователи согласны с однополярностью сегодняшнего мира. И этот подход сопровождается несколькими постулатами, которые в определенной мере можно назвать мифами:

1) Миф будто США одержали победу в Холодной войне над Советским Союзом. Этот миф задуман не только из желания прихвастнуть о прошлом, но и в назидание всем остальным сегодня. Дескать, коль скоро даже мировая супер-держава СССР потерпела поражение от великих США, то как можно более слабым дерзать противоречить США. В этом подходе исторические факты передернуты. Несостоятельность утверждения о победе США в Холодной войне вытекает даже из краткого описания ее истории. Пробежимся по ее вехам.

Началась Холодная война с запуска «доктрины Трумэна» в 1947 году, суть которой анонсировал немного ранее в Фултоне отставной британский политик Уинстон Черчилль. На тот момент США обладали монополией на атомную бомбу, мощь которой они опробовали в Хиросиме и Нагасаки. Детально разработанный американский план «Дропшот» подразумевал ядерную бомбардировку СССР, а разрушенный Отечественной войной с нацизмом Советский Союз не имел на годы вперед перспективы получить эффективное оружие возмездия. Это были 1940-ые годы, когда СССР лежал в руинах, вынеся на своих плечах основное бремя войны с фашизмом. Что может быть коварнее со стороны еще вчерашнего союзника по 2-ой мировой войне?

Холодная война запускалась США с позиции безнаказанной мощи с ультиматумом в адрес СССР либо подчиниться американскому диктату, либо быть уничтоженным ядерной атакой. Холодная война планировалась Америкой как прелюдия к войне «горячей». Чудом Мир избежал этого развития событий. США в тот период легко относились к возможности применения ядерного оружия. История зафиксировала намерение применить ядерное оружие американцами в Корейской войне 1950-53 годов. Рассекреченные недавно документы британских архивов говорят, что США и Великобритания обсуждали план ядерной бомбардировки Китая в 1961 году в связи с очередным кризисом вокруг Гон Конга.

Не получи СССР ядерное оружие в свое распоряжение в 1949 году и немного позднее термоядерное оружие, не только Хиросима и Нагасаки могли бы быть жертвами ядерной бомбардировки. Появление ядерного оружия в разрушенном войной СССР было полностью неожиданным для США. Подозревай Америка о ядерных амбициях (и возможностях) СССР - у США был бы огромный соблазн остановить ядерную программу в СССР превентивной атакой. Кто может поручиться за благоразумие создателей бомб «Малыш» и «Толстяк»? Ведь Мир видел «логику» США при вторжении в Ирак в 2003 году.

Карибский кризис 1962 года при многократном превосходстве США по ядерным вооружениям принес кардинальное изменение в геополитику безопасности на Планете. США вдруг осознали, что СССР даже относительно малыми силами в состоянии принести неприемлемый урон самой Америке. Ядерная безнаказанность США испарилась именно тогда. Вывод советских ракет с Кубы не изменил новый стратегический расклад. И Америка с той поры в отношениях с СССР и его союзниками всегда помнила о реальности ядерного возмездия. На практике Америка перешла от стратегии превентивного ядерного удара к стратегии ядерного возмездия.
Договор об ограничении противоракетной обороны 1972 года окончательно закрепил крах первоначальных планов США при запуске Холодной войны.
Так кто же победитель на момент 1976 года (при выводе войск США из Вьетнама), спустя 30 лет после запуска усилиями США Холодной войны? И с тех пор ни о каком реальном ядерном шантаже Советского Союза уже вопрос не стоял. Более того в 1987 году гонка наступательных ядерных вооружений тоже остановилась. Был подписан договор об уничтожении ракет средней дальности в Европе. Полным ходом готовились к сокращению (!!) межконтинентальных ракет. О какой гонке вооружений тут говорить? Все это за два года до падения Берлинской стены. Зачем же задним числом наводить тень на плетень подтасовками о «победителях в Холодной войне»?

2) Миф будто США могут вершить суд и наказание над несогласными с ними по желанию американского президента и Конгресса США. НАТО в этом плане играет роль исполнителя американского мировосприятия. В Америке в открытую стали сомневаться в необходимости ориентироваться на Совет Безопасности ООН. Мы помним бомбардировки Югославии в 1999 году в обход решений в СБ ООН. Билл Клинтон и Демократическая партия США тогда усиленно пытались отвлечь внимание общественности от расследования в Конгрессе США истории с Моникой Левински. Пренебрежение решениями СБ ООН особенно усилилось после терактов 11 сентября 2001 года. Президент Буш-младший ввел в практику доктрину превентивного удара против подозреваемых в террористических намерениях.

Но есть как минимум еще один доминантный «полюс» в сегодняшней мировой политике. Он за время после вьетнамской войны существенно нарастил свою мощь. В эпоху Интернета общественное мнение информировано о реалиях зачастую не хуже самых совершенных разведывательных органов, ограничивая правительство США вязкой паутиной отторжения и обессиливая его по итогам даже относительно незначительных событий. Например, истории с тюрьмами Абу-Грейб и в Гуантанамо. Теперь ковровые бомбардировки гражданского населения как во вьетнамской войне или как бомбардировка Дрездена во 2-й мировой войне становятся известны в подробностях населению Запада немедленно. Это бьет по политикам, посылающим бомбардировщики для «экспорта демократии», со страшной силой. В результате президент США начинает конфликтовать с собственным народом.

С конца 1960-х годов США успешно «вьетнамизировали» конфликт в Индокитае. Основная тяжесть боевых действий легла на плечи режима Нго Дин Дьена. Но общественное мнение в США не желало быть вовлеченным в войне в Индокитае. Граждане США отказались ждать новых позорных для их страны сообщений как о резне в деревне Сонгми, учиненной американскими солдатами под командованием лейтенанта Келли. И Америка была вынуждена уйти из Вьетнама. Куда более важное последствие, у Америки появился «вьетнамский синдром» боязни быть вовлеченной в затяжную войну без надежды победить и с расходованием больших ресурсов.

Сегодня в США общественное мнение уже кардинально сдвинулось в отношении войны в Ираке. Население США не хочет видеть грязь судебных разбирательств криминального поведения американских Джи-Ай в Ираке. Америка требует остановить поток гробов с телами американских солдат и вывести войска из Ирака, невзирая на желание Буша продолжать там «войну против терроризма». Партия, находящаяся в оппозиции, обязательно воспользуется этим противостоянием и усилит его во время избирательных кампаний. И последее слово будет не за администрацией, ведущей непопулярную войну.

3) Миф что на создание политического полюса, альтернативного американскому, могут претендовать только несколько очень крупных стран типа Китая или России. Однако Карибский кризис четко показал, что Америке есть что терять в конфликте с более слабым государством, всего лишь обладающим ядерным оружием и средствами его доставки до американской территории. И неприемлимость для США ущерба от строптивого оппонента автоматически приведет к возникновению еще одного политического полюса на Земле. Представьте себе ситуацию, если не имеющий дипломатических отношений с США Иран будет обладать несколькими полками ракетно-ядерных систем «Тополь М» и вдруг поставит ультиматум Израилю в разгар его атаки на Ливан по уничтожению группировки «Хизболла». Чем не напоминание Миру о словах Хрущева «представьте себе Париж или Лондон после ядерной бомбардировки». И ведь вступление Индии и Пакистана в клуб ядерных государств явно не последнее и окончательное в истории расширения «ядерного клуба».

Вопрос далеко не абстрактный. Израиль и США не желают рассматривать наличие ливанцев, включая женщин и детей, в тюрьмах Израиля как исходную причину противостояния с «Хизболла». Насколько ситуация изменилась бы, если у противоположной стороны появится ядерное оружие, способное нанести неприемлемый ущерб территории США?

4) Миф будто универсальная угроза международного терроризма стала главной проблемой современной геополитики. К террору прибегают, когда слабой в военном отношении стороне не остается других более действенных методов противодействия более сильному противнику. Новостные каналы, прочно вошедшие в жизнь рядовых граждан, делают эти методы еще привлекательнее для радикальных экстремистов. В ряде случаев теракты инициируются государственными службами (как правило на чужой территории) от имени третьей стороны с целью провокации или средств политического давления. Пример, поддержка правительством США Усамы бин Ладена в Афганистане при правительстве Наджибуллы.
При этом, с одной стороны, нельзя забывать, что «терроризм» - это всего лишь тактика в конфликте. Очень разумно на сей счет сказано в статье Л.Ивашова: нельзя возводить «терроризм» в статус субъекта международной геополитики. К тактике террора прибегали и будут прибегать многие совсем не связанные друг с другом политические силы. Именно поэтому победу в войне с терроризмом (с тактикой?) нельзя одержать в принципе. Многослойный пирог феномена «терроризма» - это сложное явление, с которым человечеству придется сосущестовать все обозримое будущее. Просто удивительно, что этого не понимают изобретатели «войны с терроризмом» в Вашингтоне.

С другой стороны, упор на борьбу с терроризмом в его сегодняшней интерпретации - это следствие однополярности Мира и глобализации американского мировосприятия. Как вопрос именования «шпионом» или «разведчиком» зависит от рассматривающей стороны (является ли говорящий противником или сторонником разведчика-шпиона), так и террорист может вполне называться «бойцом сопротивления». В биполярном Мире одних и тех же людей называли со стороны США террористами, а со стороны СССР и его сторонников - повстанцами. Тех, кого в США называли "борцами за свободу", в СССР называли "марионетками империалистов". Как называли США Усаму бин Ладена в период войны в Афганистане против советской оккупации? Террористом? Никак нет. Террористом бин Ладен для Америки стал только после 11 сентября 2001 года. При создании пирамиды однополярного Мира и глобализации американских ценностей все больше стран присоединяется к американскому восприятию терроризма. Хотя и здесь еще далеко до единства взглядов. Например, чеченские террористы до сих пор именуются в Прибалтике повстанцами против российской оккупации.

В статье К.Джалилова (Таджикистан) отмечен этот филологический аспект понятия «терроризм». Этим кстати и объясняется отсутствие согласия на международном уровне в определении понятия терроризм.

С укреплением многополярности усилятся разночтения кого и когда именовать террористом. И «война с терроризмом» неотвратимо заменится конфликтами между противостоящими полюсами силы.

5) Подразделом выше описанного мифа будет то, что Америка после 11 сентября 2001 года «войной с терроризмом» пытается именовать по сути другой феномен геополитики, а именно, - ВОЙНУ ЦИВИЛИЗАЦИЙ между Израилем и США (с поддержавшими США в разной степени союзниками) с одной стороны и арабо-исламским сопротивлением с другой стороны. Эта война цивилизаций имела исходно две малозависящие друг от друга составляющие.

Первая составляющая. После создания в 1948 году еврейского государства Израиль на арабских землях Палестины не утихает арабо-исламское сопротивление этому решению европейских и американских победителей во 2-ой мировой войне. Пропитанная еврейским влиянием Америка жестко приняла сторону Израиля. Следуя логике арабо-израильского противостояния, Израиль и США не прекращают усилий подчинить исламский мир и в частности арабское сообщество на Ближнем Востоке.

Вторая составляющая. Америка предлагает забыть, что Усама бин Ладен объявил Соединенным Штатам войну только после отказа США вывести свои войска с территории священной для мусульман Саудовской Аравии. А ведь Усама бин Ладен был союзником ЦРУ США по войне в Афганистане против СССР. США проигнорировали требование фундаментального исламиста, бывшего совсем недавно американцам «товарищем по оружию». И это высокомерие руководства США очень дорого обошлось как Америке так и всему остальному Миру. Теракты исламистов в Нью Йорке и Вашингтоне в 2001 году послужили точкой отсчета для цунами насилия по всему Миру. Теракты на острове Бали против австралийцев, взрывы в транспорте в Лондоне и в Мадриде, войны в Афганистане и Ираке - это лишь неполный список.

Две составляющие в войне цивилизаций слились воедино из-за вовлеченности США в обоих противостояниях в роли лидера одной из сторон, и в обоих же случаях оппонентом Америки оказались мусульмане арабы. США под впечатлением ужаса терактов 11 сентября 2001 г объявили «поход против терроризма» до победного конца. К противникам в войне с терроризмом Америка причислила и сопротивление израильской оккупации арабских земель.

Любопытна роль и мотивация арабских союзников США на Ближнем Востоке - монархий Персидского залива, Иордании и президента Египта Хосни Мубарака. Эти коррумпированные диктатуры кровно заинтересованы в американской поддержке. Иначе они просто будут сметены арабским протестом против американо-израильского подавления палестинцев. Знаменита лицемерная фраза короля Иордании: «Демократия означает разные вещи для разных народов». Для абсолютной монархии в Иордании Вашингтон выделил воистину особую форму демократии, не имеющую ничего общего с демократией на территории США.

Захват в мае 2003 года территории Ирака американо-британскими войсками породил иллюзию, что Ближний Восток поставили на колени. Отказ Ливии от создания ядерных вооружений, избрание американского фаворита Махмуда Аббаса президентом Палестинской автономии и выдавливание Сирии из Ливана «кедровой революцией» подкрепили эти настроения.

Но в противовес этому стали нарастать события, которые показали иллюзорность надежд на победу в этой войне цивилизаций в обозримом будущем. Покладистость Америке Махмуда Аббаса немедленно перевела стрелки популярности среди палестинцев в пользу радикального движения Хамас. На новых выборах в парламент Палестины демократически победил Хамас. Отказ населения Ирака от оккупации американскими войсками выразился в катастрофическом для оккупационных войск нарастании насилия. Под давлением этого насилия дало трещину американское общественное мнение. При нарастании повстанческого движения заговорили о выводе американских войск из Ирака. Выборы в Иране президентом Махмуда Ахмадинежада усилили антиамериканскую и антиизраильскую составляющую противостояния на Ближнем Востоке. Сейчас в Ливане раскручивается спираль военного противостояния. Угрозы терроризма выросли многократно. Мусульмане, рожденные и выросшие в США и Британии, готовы идти на смерть для отстаивания своих исламских убеждений. Война цивилизаций набирает обороты и приобретает новые очертания.

«Естественность» конфликтов цивилизаций

Каждый уровень организации материи эволюционно выживает только при своем укреплении и расширении своего влияния на окружение. Этот подход универсален и применим для понимания истории человеческих цивилизаций. Не сумевшая подчинить соседей суверенная цивилизация поглощалась или подчинялась ее соседкой или даже дальней цивилизацией, дошедшей до ее территории своим имперским расширением. И история уже обсуждает дальнейшие действия победителя, а не проигравшей стороны. Как это произошло с Древним Римом или цивилизацией древних ацтеков. Поэтому желание США или созданной ими НАТО расширять свое влияние повсюду может рассматриваться как «естественное».

Для разных исторических эпох свои лимиты в борьбе на выживание. Ценности гуманизма в эпоху информатики очертили рамки допустимого в международных делах насилия, хотя и сегодня военная сила является главным мерилом влияния. Военная машина США подпитывается 47% долей от финансирования всех оборонных ведомств на Земле. Таков размер военного бюджета в США. А поверх его еще военные бюджеты союзных стран НАТО и других американских союзников. Нельзя забывать мощь финансовой империи доллара, совокупную мощь экономики глобальной системы, признающей Вашингтонские власти своим лидером. Поверх изощренная мощь технологий высочайшей цивилизации.

Героя фильма «Гладиатор» спросили, почему он - бывший раб Римской империи родом с ее окраины - воюет на стороне Рима и ведет его полки в кровопролитных битвах к победе. Ответ был простым и очень емким: «Потому что здесь свет, а вокруг тьма.» Возвышенный дух суверенной цивилизации - это сердцевина общества, ради которой люди готовы на смерть в противостоянии с оппонирующими ей силами «тьмы». Цивилизации конкурируют между собой.

В современном Мире (после 2-ой мировой войны) ценности одной цивилизации с огромным трудом навязываются другой цивилизации военной оккупацией. Вьетнам отказался копировать ценности французского или американского общества под диктатом оккупации, хотя Хо Ши Мин получал образование во Франции, а Индокитай после 2-й мировой войны был французской колонией. Сегодня мир созерцает отказ Ирака от навязываемой Америкой судьбы марионетки Вашингтона. И это происходит без опоры иракских повстанцев на мощь другой противостоящей Америке державы, как было в случае Вьетнама.

Пирамида «золотого миллиарда»

Доминирующей на Земле цивилизацией на сегодня является американская. Учитывая глобальность американских интересов, американская пирамида включает множество стран. Именно об этом сообществе стран Черчилль говорил в 1946 году в Фултоне как об англоязычном Мире. Именно об этом сообществе говорят как о «золотом миллиарде». Некоторые из участников рассматриваются как равные, а некоторые как сателлиты. Важнейшим участникам этого сообщества - Германии и Японии - запрещено иметь ядерное оружие, и они с этим смирились, ревниво следя за нерасширением ядерного клуба. Говоря об американской цивилизации, вырвавшейся в лидеры Западного трансатлантического сообщества после 2-ой мировой войны, надо всегда помнить о солдатской откровенности Ариеля Шарона в октябре 2001 года: «Мы, евреи, управляем Америкой, и американцы знают об этом.» Не было никакого протеста со стороны официального Вашингтона на это заявление действовавшего на тот момент премьер-министра Израиля. Взамен есть жесткая поддержка Израиля в любых ситуациях, даже порой конфликтуя с европейскими союзниками США.

Именно мнение «золотого миллиарда» с доминированием в нем Вашингтона принято называть «мнением мирового сообщества». Никак не многочисленного Движения Неприсоединения или, например, Исламского сообщества государств. Базирование ООН в Нью Йорке лишь штрих в этом раскладе сил, закрепленном после распада СССР.

Интегрирование в «золотой миллиард» на достойном уровне - дело далеко не простое. Этот клуб для давноизбранных и не гостеприимный в смысле равенства. Сидеть же на задворках американской цивилизация, плюя на свою собственную с ее историей, - для многих неприемлимая вещь. Иран не желает ходить по струнке под диктовку «международного сообщества», чью речь готовять суфлеры в Вашингтоне. Китай или представители Восточно-Славянской цивилизации закономерно не доверяют американской цивилизации и приемлют ее лишь кусочками заимствований, но при сохранении своего стержня.

Восточно-славянская цивилизация

Россия подарила Миру восточно-славянскую цивилизацию, опираясь исходно на великоросов, малоросов и белорусов, исторически именовавшихся РУССКИМИ. Исторические корни идут от государственности Киевской Руси, созданной мечами пришедших из Скандинавии иноземцев-варягов. Киев - это мать городов русских. В сегодняшнем Мире эту цивилизацию можно бы назвать Союзом всех Россий (ВеликоРОССИИ, МалоРОССИИ, БелоРОССИИ и НовоРОССИИ).

На взлете этой мощной цивилизации, взявшей себе названием Империи всех Россий, или Российской империи, понадобился новый мощный язык для общения всех населявших империю народов. В середине 17 века появился современный русский язык - язык Пушкина и Гоголя. Петр Первый еще не говорил на этом диалекте, хотя своими реформами и запустил механизмы его массового распространения. Язык Пушкина и Гоголя кодифицировался Киевскими филологами, отчего вполне может именоваться киеворожденным. Этот киеворожденный русский язык вытеснил «язык Петра Первого» с просторов Великороссии. По языковому принципу Восточно-славянскую цивилизацию можно именовать Русской цивилизацией.

Вытеснение киеворожденного русского языка из современной Украины (Малороссии и Новороссии) - это прямой удар в сердцевину наследников Киевской Руси. Президент Украины Ющенко пояснил свои действия так: «Россия кончается там, где кончается русский язык». Не убрать и не прибавить. Делается это с целью утверждения новой и антироссийской нации в Европе - Украины. Говорить в этом государстве хотят заставить на малоросском диалекте, именуемом его носителями украинским языком. Украинский язык формировался в XV-XVII веках среди православных малоросов, холопствовавших у католической польской шляхты в Польско-литовской государственности. Исторически у украинского языка польско-холопские корни и отсюда большое сходство с польским языком. Причем именно в тех частях, где украинский отличается от русского языка Гоголя-Пушкина. Украинский язык - это результат сильнейшей полонизации славяно-русского языка, другое направление в развитии которого дало миру язык Гоголя-Пушкина.

Большевики-ленинцы в своем руководстве в основном состояли из представителей нацменшинств. Они в национальном вопросе наиболее боялись великоросского шовинизма. Именно большевики организовали и провели украинизацию Малороссии и Новороссии в составе СССР. При большевиках всех малоросов «изъяли из русских» и записали в украинцы. С фиксацией этого в паспортах. В украинцы записали и тех малоросов, что говорили на украинском языке, и тех, что говорили на русском, обогатив украинство русскоязычными малоросами. Вычеркнули из повседневного обращения слово «малорос» (как и слово «великорос»). Именно большевики во многом надуманно скомпоновали территорию УкрССР. Сегодняшняя Украина - это исторический кураж большевиков. Апологеты украинской государственности, отрицая большевизм Ленина, берут себе на вооружение плоды большевистской украинизации МалоРОССИИ, НовоРОССИИ, Донбасса и других никак не украинских земель. Угроза вытеснения родной для Киева русской речи из Малороссии и Новороссии существует и напрямую конфликтует с ценностями восточно-славянской цивилизации.

По религиозному признаку восточно-славянскую цивилизацию можно именовать Православной христианской. Свое начало она ведет от христианской Византии. Киевское, перешедшее потом в Московское, Православие столетиями няньчило и сохраняло восточно-славянскую цивилизацию от всех внешних угроз. В период территориального разделения на суверенные России (Белоруссию, РФ и Украину) именно Московский Патриархат сохраняет духовное единство восточно-славянской цивилизации.

Причины геополитической амнезии у России

Воспользовавшись государственной нестабильностью после провала ГКЧП, болезненно амбициозный и умственно недалекий Ельцин осуществил планы неудачника Гитлера. Союз всех Россий развален на куски. Запад с удовольствием избавляется от конкурента и предпринимает усилия чтобы окончательно добить восточно-славянскую цивилизацию. Тотального краха чудом сумели избежать через инициированную Путиным так называемую «вертикаль власти». Раздаривание суверенитетов, запущенное Ельциным (Беловежский путч как апофеоз), остановилось. Сегодняшний Путин, по описанию Суркова, исповедует идеологию «быстрых ковбоев, которые не хотят быть мертвыми». На таком интеллектуальном уровне у России появился шанс выстоять в смертельной схватке с чуждой ей силой.

В статье Л.Г.Ивашова в сборнике очень точно подмечена суть росийской национальной катастрофы в историческом контексте. Это отсутствие объективного анализа происходящих в современном мире процессов. Отсюда и прострация в выборе геополитического места и роли в системе мировых координат, неспособность разработать перспективную модель государства и общества. Как следствие, отсутствие стратегии развития государства Российского и глубокий системный кризис. Его основа заключена в утрате геополитической идеи, духовного цивилизационного стержня и в попытках постичь чужеродные ценности, насадив их на русскую почву.
От себя добавлю, что все это стало возможным благодаря кровавой диктатуре узкого круга людей во главе с Ельциным.

В феврале 2006 года Владислав Сурков - главный идеолог в Кремле - сказал, что в России миллиардер на миллиардере, которых «назначил миллиардерами» Кремль, но сегодняшнее поколение, составляющее элиту «новой России», не создало ничего значимого ни в экономике, ни в социальном плане. Именно Сурков от имени официальной власти впервые на моей памяти презрительно назвал граждан своей страны голодранцами: «Да и голодранцев хватает, которые думают, что они хозяева вселенной, неизвестно на каком основании». Сделал это Сурков в официальном статусе перед парт-активом правящей партии «Единая Россия». При раздаче миллиардов Абрамовичам и Фридманам Ельцин, Чубайс и Путин не думали о судьбах «голодранцев» и их семей. Пересмотра приватизации не предвидится.

Согласимся с Сурковым в части дармоедства миллиардерной «корпорации 175», управляемой 25 олигархами, 50 высшими гос-чиновниками и 100 приближенной челяди. Ну какой свет цивилизации несли России Березовский, Касьянов, Чубайс и Немцов? Марионеточно прислуживать Вашингтону с правом олигархов грабить местные славянские племена? Отметим, что «капитализм бандитов» Ельцина-Чубайса строили в России по рецептам советников из американского Гарварда. Борис Березовский описал это как раздачу (!!) половины России семи частным банкам при небольших взятках госчиновникам, отчего вся эпоха получила название «семибанкирщины». Банкиры те были «носителями еврейской крови в жилах», по признанию Березовского. Тут есть определенная связь между советниками из Гарварда (вспомним фразу Ариеля Шарона об управлении Америки евреями) и национальными предпочтениями Кремля при раздаче миллиардов в эпоху «семибанкирщины».

Мотивация Кремля в «суверенности». Зачатки нового «полюса».

Вышеприведенный экскурс объясняет причины геополитической амнезии России. На этом пути нельзя забывать об участи марионеток. В Вашингтоне зрели и все еще существуют планы развала России на несколько «демократических и суверенных Татарстанов и Ингерманландий». Бжезинский открыто писал о желательности такого хода событий. Разделяй и властвуй. Но при Путине «параду суверенитетов» пришел конец. Путин к большому неудовольствию США назвал беловежские договоренности Ельцина самой страшной катастрофой 20 столетия.

По последним речам Суркова и самого Путина становится понятно, что возвращение гео-политического сознания для руководства России хотя и медленно, но идет. После увлечения в ельцинскую эпоху «общечеловеческими ценностями», Кремль Путина неожиданно столкнулся с феноменом подрывных «цветных революций», запускаемых Америкой. И в Кремле стал просыпаться инстинкт самосохранения. Для Кремля развитие МНОГОПОЛЯРНОСТИ на Земле - это некая гарантия выживания. Главное в этом деле - создание и закрепление независимых от Вашингтона центров силы. Все происходит на фоне активности США даже уже в Средней Азии. Чего стоит проект Кондолизы Райс с созданием международного сообщества «Большой Центральной Азии». Тут делается попытка объединить под американским патронажем Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Туркмению, Таджикистан и даже Афганистан, отодвигая на второй план Россию и Китай. Подробнее об этом в статьях Е.Вертлиба и Л.Бондарец. Афганистан с одной стороны приравнивается к постсоветским республикам Средней Азии, а с другой стороны экономически навешивается им.

Путин в противовес пытается запустить Единое Экономическое Пространство РФ, Украины, Белоруссии и Казахстана. Более расширенный вариант в этом направлении - это ЕврАзЭС. «Оранжевая революция» в Киеве существенно подкорректировала эти планы. Для Кремля очень важна Организация Договора по Коллективной Безопасности (ОДКБ) на постсоветском пространстве.

Много важнее запуск Шанхайской Организации Сотрудничества. Встреча в верхах в рамках ШОС в июне 2006 в Шанхае, приуроченная к пятилетию этой организации, привлекла не только глав государств-участников, но и руководителей государств-наблюдателей Индии, Пакистана, Ирана и Монголии. По приглашению Китая гостем был и Хамид Карзай из Афганистана. Примечательно было присутствие «западного изгоя» Ирана и даже резкая отповедь от ШОС Дональду Рамсфельду на его выпад по поводу приемлемости Ирана на этой встрече.

ШОС исполнилось 5 лет, но только последние 1,5 года этому образованию придается такая сильная геополитическая составляющая в мировом раскладе. Почему? Сравните с датами цветных революций. Для Кремля только после «розовой революции» в Тбилиси и потом «оранжевой революции» в Киеве стало понятно, что судьба Шеварднадзе - это реально-планируемое будущее и для сидельцев в Кремле. Ориентирование Шеварднадзе на США (даже телохранители были американские) не спасло его от замены на ретивую марионетку Саакашвили по усмотрению Вашингтона.

Понимание этой истины стало движущим фактором эволюции Путина и его окружения от «управляемой демократии» к теперь уже «суверенной демократии». Несомненные успехи Кремля по развитию альтернативных Вашингтону центров силы серьезно подрывают усилия Вашингтона по созданию в Центральной Европе (названной Рамсфельдом «Новой Европой») антироссийской Балто-Черноморско-Каспийской дуги. Провокационная речь Дика Чейни в Вильнюсе в 2006 году не стала аналогом речи Черчилля в 1946 году в Фултоне. Сразу после объявления об участии в шанхайской встрече Ирана США пошли на уступки в деле переговоров с Ираном, организовав в Вене встречу постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии. Теперь вместо доктрины превентивного удара США в отношении Ирана предпочитают дипломатию с обязательным вовлечением России и Китая. Появление и влияние нового центра геополитической силы - ШОС - налицо.

Сегодняшний инструментарий геополитического соперничества

Необходимо отметить, что поднимание с колен Российской Федерации связано с феноменальным ростом мировых цен на углеводороды (нефть и природный газ). РФ является крупнейшим поставщиком этого вида сырья на мировые рынки. К огромному рынку Западных стран добавились стремительно растущие экономики Китая и Индии. Цены на газ и нефть принесли финансовую мощь РФ и даже превратились в инструмент политического манипулирования странами-потребителями. Россия использует этот инструмент ущербно, не в полную силу. Торговля российскими углеводородами идет за доллары, а не за конвертируемые рубли. Опасаясь вызвать инфляцию в России от наплыва денег, вырученные от экспорта колоссальные доходы вкладываются в ценные бумаги США и некоторых стран Западной Европы. Тем самым Россия отдает в бессрочное пользование Западу свои стратегические запасы сырья.

Но и частичное использование «углеводородного оружия» оказалось достаточным для оживления геополитической роли России. Колоссальный ущерб от Беловежского путча и страшной по своим последствиям приватизации по Чубайсу (две воистину национальные катастрофы России) несколько компенсировался, поскольку Кремль приобрел сильный инструмент для проведения внешней и внутренней политики. Для полноценности формирования цивилизационного вектора развития не хватает четкого анализа реалий и геополитического формулирования стратегии восточно-славянской (русской) цивилизации. Сегодняшняя «суверенная демократия быстрых ковбоев», копирующая до карикатурности Америку, на такое не способна.

Самым мощным оружием в руках Вашингтона для подавления попыток России восстановить свои силы являются не ядерные бомбы или мощь американской экономики. Не могущество финансовой империи доллара или всего Западного сообщества. Самым мощным оружием для ястребов США и НАТО является хранение в западных банках миллиардов долларов криминального происхождения, принадлежащих «элите новой России» и остального постсоветского простанства. На безопасность этих «сбережений» оглядываются миллиардеры и госчиновники. Именно этим шантажирует Запад Россию в первую очередь. Именно это оружие поставило на колени строптивость президента Украины Кучмы во время «оранжевого» Майдана в 2004 году. Российские «заначки» в банках Прибалтики стимулировали чиновников Кремля смотреть сквозь пальцы на прибалтийский апартеид с вопиющим унижением русскоязычного населения. Именно в этом ахиллесова пята будущей России.

В грядущие годы мы увидим, сумеет ли Кремль разорвать пуповину ельцинизма и эффективно занятся восстановлением восточно-славянской цивилизации из ее сегодняшних руин. Только при успехе на этом пути возможен для России «честный, справедливый и устойчивый баланс интересов с Китаем, США и Европой», о котором пишет в заключении своей статьи Евгений Вертлиб.

Положение Средней Азии, Закавказья и Ирана

История Российской империи и СССР связала многими нитями Среднюю Азию и Казахстан с восточко-славянской цивилизацией. Плоды современной цивилизации пришли на эти просторы через Россию. (Подробно об этом в статье Е.Морозова.) Разрыв этих связей не принесет ничего хорошего для населяющих Среднюю Азию народов. И наоборот, укрепление связей с Россией выглядит хорошей стартовой площадкой для будущего развития Центральной Азии. Как в экономическом, так и в технологическом и социальном плане. Переориентация Центральной Азии от России на США выглядит неразумным, как убедительно показано в статье Л.Бондарец.

Положение государств Закавказья закономерно рассматривается авторами статей из этого региона как в промежутке между Россией и Евро-Атлантическим блоком, причем с общей тенденцией движения в сторону Вашингтона. Уже сама постановка вопроса говорит об отступлении России со своих позиций в этом регионе. Озвучивается и навязывается как разумная концепция «национальных интересов США в зоне Каспия». Это плоды ельцинизма с потерей Россией ориентации в геополитическом пространстве. Ситуация приобретет совсем другую форму, если в Кремле будут сформулированы (отсутствующие на сегодня) российские интересы на Кавказе и в бассейне Черного моря. Многое будет зависеть от успеха ЕЭП, ЕврАзЭС и ШОС. Незатухающие конфликты в Абхазии, южной части Осетии и в Нагорном Карабахе делают Россию ключевым звеном в Кавказском раскладе.

Противостояние Ирана с США после свержения шахского режима революцией Хомейни создало уникальную историческую возможность для России стратегически изменить расклад сил на Среднем Востоке в свою пользу. Иран, заинтересованный в международном сотрудничестве, постоянно ищет укрепления связей с Россией. Расположение 70-миллионного Ирана, его размеры, развитие экономики (с поправкой на местные цены около 10 тысяч долларов на среднестатистического иранца) и запасы природных ископаемых превращают Иран в уникального по значимости соседа (через Каспийское море) России. Если между Россией и Ираном сложится стратегическое партнерство, то многое из ущерба России от ельцинского периода можно будет компенсировать.. Завтрашний мир будет сильно отличаться от сегодняшнего. Странно, что в Кремле не спешат реализовывать потенциальные возможности тесной кооперации с Ираном. Не реализуемые исторические возможности не бывают вечными. США, например, в своих отношениях с Мексикой исходят исключительно из своих интересов, без выслушивания нравоучений от третьих стран.

Украина

Украинская государственность на сегодня - это в первую очередь антироссийский вектор в Европе. Появление Украины на политической карте Европы рассматривается как рождение новой нации. Стратегия Вашингтона в случае с Украиной преследует две цели:
1) противовес Российской Федерации (чем-то напоминает роль Пакистана по соседству с Индией)
2) содействие Польше как центру «новой Европы» для подрыва французского влияния в Европейском Сообществе (Почувствовав эту угрозу Париж жестко остановил расширение ЕС через присоединение Украины или Турции.)
Однако украинская государственность на сегодня раздираема внутренними противоречиями. Трудно с уверенностью прогнозировать даже ближайшую перспективу для Украины.

Рассуждения Г.Новицкого (Украина) об уменьшении роли военной силы в обеспечении национальной безопасности не выдерживают никакой критики. Рост угрозы терактов в век массовой информатики лишь добавил перечень объектов для обязательного силового подавления государственными структурами. Очевидно что нельзя ограничиваться только силовыми действиями, но роль силовой составляющей не уменьшилась ни вообще, ни для предотвращения именно терактов. С одной стороны, рассуждения Новицкого напоминают пацифизм индийской государственности при обретении ею независимости от британской короны. Этот период завершился для Индии поражением в военном конфликте с Китаем в 1962 году. С другой стороны, рассуждения Новицкого в такой форме отражают доминирование внутренних конфликтов над угрозой извне. При слабости государства ресурсы направляются на наиболее критичные проблемы. При отсутствии единой национальной идеи на Украине, искусственно сшитой большевиками из разнородных лоскутов, главная проблема - выдержать натиск внутренних противоречий. Желательно не военными методами. Отказ от федерализма и многоязычия, широко принятого в Мире и у соседей в Европе, загоняет Украину в тупик.

Г.Новицкий верно указывает, что важной составляющей национальной безопасности является экономическая безопасность. Но совершенно непонятно, на чем основано его утверждение о смене «горячих» и «холодных» войн торговыми и таможенными войнами? Разве торговые и таможенные войны не часть «холодной»? Где граница между ними? И куда вдруг в понимании Новицкого подевались сегодняшние «горячие» войны?

Статья Н.Горелова и О.Рафальского (тоже Украина) верно указывает, что украинская национальная идея - это форма геополитического предпочтения. Ровно в доле влияния этого течения на государственность Украины можно говорить о предпочтениях Украины. Однако ничего не сказано о польском влиянии на формирование украинской национальной идеи. Ни слова пояснения взаимоотношений между терминами
украинец,
малорос,
русский.
Понятно, что для анонсирования национальной идеи крупной европейской нации говорить о ее холопских корнях неловко. Ее геополитический выбор очевиден из попыток отделить Украину от Российской Федерации, приватизировавшей с помощью большевиков термин «русский» (взамен термина «великоросский»). Однако историзм феномена украинства хромает на обе ноги в описаниях его апологетов.

Статьи о терроризме

Некоторые авторы статей о «терроризме» не соглашаются с описанием мировой геополитики как соперничества разных цивилизаций. С.Жураев (Узбекистан) склонен считать, что цивилизация на Земле едина, и она подвергается атакам «неких сил». Взаимосвязь между государствами на Планете сделала цивилизацию единой за последние 100 лет.
Этот взгляд исходит из определенной системы терминов и описания ими событий. Но утверждать, что СССР и США исповедывали одинаковые цивилизационные подходы, на мой взгляд натянуто. В используемой С.Жураевым системе описания современной истории придется вносить много других нюансов для логической привязки исторического многообразия к «единой цивилизации». Предложенная С.Жураевым для современной геополитики «дивергенция» с созданием разных «культурных систем» не выглядит удобным инструментом для понимания сегодняшних процессов.

В небольшой статье Пэн Чжипина указано, что основной целью Шанхайской Организации Сотрудничества является борьба с терроризмом. Однако содержание этой борьбы, по мнению автора, включает подавление сепаратизма. Проблема исламского сепаратизма злободневна для Синцзян-Уйгурской автономии Китая.

В статье К.Сыроежкина (Казахстан) утверждается правомерность коалиций с размещением коалиционных войск на территории «проблемных» стран для подавления современного международного терроризма. Однако такое размещение иностранных войск преследует и далекоидущие цели геополитического воздействия на соседей. К.Сыроежкин предлагает унифицированые методы борьбы с терроризмом.
Я полагаю, что исходя из многообразия причин и форм терроризма, для уменьшения количества терактов необходимо учитывать фактор индивидуальности конкретной террористической группы и исторических обстоятельств. И.Черных и Р.Бурнашев (тоже Казахстан) предлагают сфокусировать анализ условий терроризма на региональном уровне, избегая излишней универсализации проблемы. Эти авторы отмечают отсутствие у России четкой государственной стратегии по отношению к Средней Азии. Ранее в статье мы уже отмечали отсутствие у России геостратегического вектора по Закавказью, Прибалтике, на Украине и т. д.

М.Суюнбаев (Кыргызстан) полагает, что политическая нестабильность более присуща населению горных территорий. Он и другие авторы раздела «Терроризм» указывают на экономическое неравенство между нациями как питательную почву международного терроризма. Действительно, богатые страны становятся богаче, а бедные беднее. Однако для терроризма должны быть другие приводные ремни, а не только зависть бедного к богатому.

Сборник статей «Геополитика - Безопасность - Терроризм» безусловно емкий обзор перечисленных проблем. Его недостатком будет отсутствие статей, написанных сотрудниками спецслужб, занимающихся практической борьбой против террористических организаций. Многие из представленных в этой статье мыслей не отражены в сборнике «Геополитика - Безопасность - Терроризм» и добавят к его содержанию для полноты раскрытия темы. Полагаю, что в имеющейся компановке этот сборник будет по достоинству высоко оценен на постсоветских территориях.

Олег Юрин

27.08.06