Печать
| Украина в борьбе |
Просмотров: 9635
0 Плохо0

Откуда растут ноги антироссийской идеологии?


У Украины всегда были проблемы с идеологией. Украина долго не могла и не может ответить на кажущийся простым вопрос: «Кто мы?», не может определиться с тем, чьей идеологической преемницей она является: УССР, УНР+ЗУНР, области Войска Запорожского, или Киевской Руси?


В запале освоения независимости украинская элита не нашла ничего лучшего, чем взять на вооружение идеологический базис США выработанный для территорий Восточной Европы и республик СССР под цели и задачи Холодной Войны. Попытки найти себя и выработать хоть какое-то самоопределение привели к тому, что государственной идеологией стал переработанный и адаптированный под украинские реалии антисоветский (а после 91 года антироссийский) дискурс середины 60-х. Вся позитивная мотивация украинского государственного строительства выходит из предпосылки, что Украине нужно обороняться от России, ибо последняя представляет для Украины самую главную угрозу. Причем в украинской идеологии удивительным образом смешивается все подряд: сталинские репрессии, война в Чечне, голод 30-х, деградирующее и спивающееся население средней полосы России.
Россия в представлении официальной идеологии это Мордор - абсолютное сосредоточение зла, которое нужно если не уничтожить, то хотя бы огородиться от него бетонной стеной. В языке украинских интеллектуалов это звучит в следующей формуле: «Россия, как любая империя должна развалиться в ближайшей перспективе». И это не маргинальная точка зрения. Практически дословно эту идеологему повторил замминистра украинского МИДа Антон Бутейко в прямом эфире. После президентских выборов 2004 года, когда к власти в стране пришла группа лиц, не скрывающая своих антироссийских целей (НАТО, ГУАМ, Балто-Черноморско-Каспийский союз) антироссийский идеологический дискурс стал определяющим и официальным.

Как формировалась антироссийская идеология?
В момент обретения украинской независимости, элита УССР столкнулась с серьезной идеологической проблемой. На фоне экономического кризиса и массового перераспределения собственности нужно было дать идеологические основания для того, чтобы объяснить «зачем простому гражданину нужна такая страна как Украина?». И ответить на этот вопрос было достаточно сложно потому, что к 1993 году позднесоветский миф о всеобщем процветании в случае выхода из состава СССР рухнул окончательно. Нужно было ответить на вопрос: «Зачем нужна Украина» иначе риски гражданских конфликтов были бы очень велики. Тем более, что перед глазами была Молдова и Грузия.
Вариантов, у украинской элиты было не так уж и много. Либо пойти по Белорусскому пути и попытаться провести консервацию социализма, либо по пути стран Балтии и взять на вооружение антисоветскую идеологию и риторику времен холодной войны и адаптировать ее под местные реалии, либо изобретать что-то свое (как это сделали в Казахстане и Туркменистане).
При этом нужно было задать такие идеологические рамки, которые бы обосновывали необходимость существования Украины, как государства и создавали бы образ «большого зла», перед опасностью которого необходимо смириться со «злом малым» (социальная несправедливость, деградация населения, коррупция, преступность и т.д.)
Украинская элита выбрала второй вариант. Тем более, что для внедрения антироссийской идеологии была отличный ресурс: Галиция и галицкая политическая элита. Уникальность украинской ситуации заключалась в том, что на территории страны компактно проживало более 6 миллионов носителей той самой антисоветской/антироссийской идеологии в ее галицком варианте. Фактически на Украине жили и живут свои украинские латыши и эстонцы. Именно из галицкой среды выделилась первая поросль украинских политиков, практикующих антироссийский дискурс. Так, в начале 90-х между украинской политической элитой был заключен пакт: галичанам и их адептам - идеология, всем остальным (в первую очередь восточноукраинским элитам)- собственность.
Утверждение антироссийской идеологии в качестве общенациональной стало результатом сговора политической элиты Украины и преследовало следующие цели:
б) отвлечь внимание населения от процессов перераспределения собственности
б) обосновать закрытие социалистического проекта и доказать невозможность восстановления УССР и Советского Союза.
Для этой идеологической концепции было сделано даже этническое обоснование, согласно которому в Галиции живут настоящие более правильные («свідомі») украинцы. Галиция стала лабораторией антироссийской идеологии. Здесь отрабатываются идеологические образцы, которые потом в более мягкой форме инсталлируются по всей стране. Улицы Бандеры и Шухевича сначала появляются во Львове и Ивано-Франковске и лишь спустя 10 лет, Ющенко присваивает последнему звание героя Украины.
Итак, идеологический выбор был сделан еще в середине 90-х. Конечно же, процесс внедрения был достаточно болезненным и сопровождался политическими кризисами, пик которых пришелся на президентские выборы 2004 года. Теперь антироссийская идеология стала официальной государственной идеологией. Интересно, что инсталляция антироссийской идеологии проходит стандартным шаблонам: создание музеев советской оккупации, дегероизация воинов красной армии, создание СССР и России образа абсолютного зла, пересмотр исторических фактов. Все что делается сейчас в Украине, происходило в Польше, Литве, Эстонии, Латвии 15 лет назад. На Украине антироссийская идеология становится базой для геополитического крена в сторону НАТО, для вытеснения Украинской Православной Церкви, для перевоспитания нелояльного населения (в первую очередь Юго-Восточной Украины), для политических репрессий по отношению к оппонентам, для вытеснения русского языка в нишу языка национального меньшинства и т.д.
Итак, антироссийская идеология стала государственной. Ее господство на территории всей Украины лишь вопрос времени. Проектировщики антироссийской идеологии времен Холодной Войны и ее практики (в украинском случае группа лиц во главе с Ющенко) знают, что идеологический урожай взойдет через 15-20 лет, когда вырастет новое поколение, воспитанное в антироссийском духе, уже не знающее русский язык, никогда не бывавшее в России. И тогда, что-либо менять уже будет поздно. Украина действительно станет АнтиРоссией.