Печать
| Украина в борьбе |
Просмотров: 8854
0 Плохо0

Как-то во второй половине 90-х годов трое влиятельных киевлян встретились в тихом и укромном месте, чтобы поделить столицу - ее землю и финансовые потоки, недвижимость и человеческие ресурсы.

Двое из них только выглядели людьми, как выглядят таковыми солидные господа, изображенные на зеленых купюрах заокеанской сверхдержавы. На самом деле это были не люди, а очень большие деньги, воплощенные в человеческом обличье. Третьим был высокопоставленный столичный чиновник - первое лицо города, но не первое лицо страны. Как водится, чиновник хотел услужить большим деньгам, а большие деньги к нему липли.


Встреча этих людей имела историческое значение. Она предопределила оранжевую революцию, нынешний конституционный кризис и даже ту ситуацию, что сейчас Блок Юлии Тимошенко бойкотирует заседания Киевского горсовета и требует применить к двум десяткам депутатов-перебежчиков императивный мандат, а "нашеукраинцы" продолжают принимать участие в переделе киевской земли, затеянном командой мэра Киева, но при этом уверяют киевлян, будто они - "оппозиция".

...В то время Украина была только-только родившейся державой с разрушенной экономикой и тотально обнищавшим населением. Очень немногое в этой стране имело цену, приносило большие деньги.

Скажем, электроэнергия: она всегда в цене. Неудивительно, что за нашим столом олигархов, поделивших Киев, на почетном месте сидит Давид Жвания - создатель ЗАО "Бринкфорд", заработавший первый миллиард на поставке ядерных топливных устройств (ТВЭЛов) украинским атомным электростанциям и спекуляциях векселями "Энергоатома".

Иностранные инвестиции. Они приходили в Киев через акционерное общество "Торговый дом", созданное в 1991 году Николаем Мартыненко. А в 1997 году "Торговый дом" получает право на проведение финансовых операций с облигациями государственного валютного займа на сумму до 100 млн долларов. Колоссальные средства приходили из-за рубежа украинским бизнесменам под гарантию государства и... не возвращались. Через бесчисленные подставные структуры (в нищей стране было официально зарегистрировано около ста тысяч банков, СП, ООО, страховых компаний и акционерных обществ) деньги уплывали на офшорные счета неопознанных физических лиц. Украденное возвращал инвесторам государственный бюджет, то есть народ расплачивался за воровство "самых уважаемых людей страны", олигархов.

И вот, наконец - человек, более 11-ти лет пользовавшийся огромным доверием среди киевлян: экс-мэр Александр Омельченко. По профессии строитель, мастер и знаток этого дела, знающий и умеющий объяснить по телевизору, что такое килокалория тепла, не в пример нынешнему градоначальнику Леониду Черновецкому. При этом личность хитрая и расчетливая.

Город, застроенный "хрущевками" в 50-х годах прошлого столетия, стонал от прорывов ржавых труб и требовал капитального ремонта, на который денег не было и нет до сих пор. Омельченко рано сообразил, что можно обойтись косметическим ремонтом Киева. Например, выложить Крещатик плиткой, трескающейся и со щелями, в которых застревают женские каблуки - но зато с заводика своего брата. Отстроить Майдан Независимости в стиле архитектурной буффонады. Пусть все стоят и смотрят, разинув рот, на это "алле-ап!", пока муниципальные средства исчезают в карманах чиновников, а земля, вспомогательные помещения в домах и целые строения оптом перекочевывают из коммунальной собственности в частную! А еще - раздать земельные участки под уплотнительную застройку небоскребами: даром что элитное жилье строится на месте детских площадок и скверов, ведь главное - отмыть украденные из бюджета деньги и получить хороший процент квартир в новостройках для "своих людей".

Эти трое (точнее, их кланы) в то время могли смело сказать "Києве - мій!" (последние строки гимна столицы), что было бы не пустой фразой. Собственно, завладев столицей, они готовились сделать своей всю Украину. И находили союзников по всей Украине: сахарозаводчика Порошенко, нефтегазового магната Ивченко, пиарщика Третьякова, банкиров Ющенко, Черновецкого и других.

Конечно, в стране были и другие сильные бизнес-кланы: "донецкие"

СКМ и ИСД, "днепропетровские" Громада и Приват, "придворные Кучмы" - кланы Медведчука-Суркиса и Интерпайп. Но у них не хватало жадности замахнуться на рейдерский захват всей Украины...

Олигархи скупают оптом политические партии и политических активистов. Самая знаменитая история из этой плеяды - как Алексей Ивченко купил Конгресс Украинских Националистов. Рядовые члены партии вспоминают, что накануне парламентских выборов 2002 года с ними вдруг перестали считаться вообще.

Год работы Виктора Ющенко на посту премьер-министра укрепил "нашеукраинский" клан. Скажем, Давид Жвания через АО "Бринкфорд" приватизировал в это время Бахчисарайский цементный завод и Запорожский абразивный комбинат. После скандалов, связанных с воровством российского газа, и последовавшей за ними отставки Ющенко корпорация "Наша Украина" вторгается в политику и получает 24% голосов избирателей на выборах 2002 года - больше, чем выиграли считавшиеся тогда лидерами коммунисты.

В то же время "нашеукраинские" олигархи активно прихватывали стройплощадки и застраивали Киев. Землю и разрешения на строительство Мартыненко получал через сына мэра Киева, члена фракции "Наша Украина" в Верховной Раде Александра Омельченко. Вопрос об особо ценных кусках земли под застройку, приносящих большую прибыль, обсуждались лично Омельченко-старшим и Виктором Ющенко. Если было нельзя бесплатно получить желаемую стройплощадку, Мартыненко осуществлял различные комбинации. Когда ему не удалось получить 4 площадки в центре города, несмотря на личную просьбу Ющенко к Омельченко, Мартыненко приобрел для "Киевводоканала" водонасосную станцию, с которой уже сессия горсовета передала его структурам в эксплуатацию желаемые объекты. При вложенных в строительство средствах в $5-7 млн Мартыненко получает десятикратную прибыль при перепродаже.

Отдельная "коза-ностра" вызревала в стенах здания сталинской архитектуры на Крещатике, 36, где находится киевская мэрия. На "стройках века" вроде проведения третьей ветки столичного метро разворовывались миллиарды. За 2001-2005 годы первый заместитель мэра Киева Александра Омельченко - Валерий Борисов (сейчас депутат Верховной Рады) и Дмитрий Андриевский (сейчас депутат Киеврады), занимающие посты соответственно почетного президента и президента концерна "Київпідземшляхобуд", "закопали в землю" 563 млн. долларов. Об этом сообщил во всеуслышание новый мэр Киева Леонид Черновецкий, которому сейчас не терпится отобрать у бывших однопартийцев привлекательную "кормушку". Еще один "герой-строитель Украины", Владимир Поляченко, помог "нашеукраинскому" клану прихватизировать трест "Киевгорстрой" - крупнейшую строительную компанию в столице, одновременно ведущую 2000 строек. Теперь он, кстати, тоже народный депутат.

Интересным образом распределялись кредиты начинающим предпринимателям в Главном управлении по вопросам предпринимательства столичной горадминистрации, которое возглавлял Виктор Билыч (сейчас депутат Киеврады). Многие заведомо прибыльные бизнес-проекты были отвергнуты, зато деньги попали в руки тех, кто делился полученными кредитами с чиновнической братией. Недаром мэрию при Омельченко сокращенно называли ООО ("Омельченко Олександр Олександрович").

Но вот приходит время президентских выборов. Мартыненко и Жвания затеяли комбинацию, позволяющую "кинуть" не только весь украинский народ, но и другие бизнес-кланы, не менее искушенные в корпоративных войнах. Они симулируют революцию. Пока народ скандирует на улицах "Ю-щен-ко! Ю-щен-ко!" или смотрят прямой репортаж с Майдана на телешоу "5 канала", в кабинетах идут переговоры. "Нашеукраинские" олигархи обещают всем партнерам "молочные реки с кисельными берегами" при президенте Ющенко, обещают харизматичной Юлии Тимошенко премьерский пост, а амбизиозному долгожителю политического Олимпа Сан Санычу Морозу - кресло спикера. Кучме, Литвину и прочим кучмистам гарантируют неприкосновенность. Часть восточноукраинского бизнес-бомонда тоже вкладывает деньги в проект захвата Украины, чтобы прорваться к власти в своих регионах.

Огромную роль играет то, что на стороне "нашеукраинского" клана стоит киевский мэр. Без его разрешения сотни тысяч людей, привезенных, приехавших и пришедших (кто на голом энтузиазме, кто за деньги) со всей Украины на самую масштабную в истории нашей страны акцию протеста - не могли бы заполонить киевские улицы. Омельченко разрешает поселить митингующих в "Украинском доме" (бывший музей Ленина) и в здании центрального комитета профсоюзов. Коммунальные службы безропотно обслуживают "революционный" Майдан.

А после Майдана среди "оранжевых" политиканов началась дележка портфелей. Крупнейшие олигархи в этой давке вокруг президентского "тела" особенно не усердствовали, зная, что кто бы не прихватил сейчас ключевое кресло - это будет заведомо "свой человек". Тем не менее, Мартыненко стал главой парламентской фракции "Нашей Украины". Жвания проявил больше амбиций и получил кресло министра по чрезвычайным ситуациям в новом Кабмине. Позже спецподразделения этого министерства использовались при рейдерских захватах предприятий, например, при скандальном штурме обувной фабрики "Киев", накануне которого акционеров (преимущественно работников фабрики) собрали в актовом зале Киевского дворца творчества детей и юношества и не выпускали из зала, пока они не подпишут соглашения о продаже акций за бесценок.

Бывший директор финансового департамента ЗАО "Торговый дом" (созданного, напомню, Николаем Мартыненко) - Александр Морозов становится главой правления Государственного сберегательного банка Украины ("Ощадбанка"). Этот банк, помимо операций с призрачными деньгами советских вкладчиков (которые нельзя получить на руки, но зато с них нужно платить налог на наследство и т.п.), обслуживает платежи на специальные счета госказначейства и, что самое приятное, выдает кредиты. Каждый новый премьер затевал проверки "Ощадбанка", всегда находя полный букет злоупотреблений, от пропажи отчетности до банальных растрат.

Г-н Морозов, как и предшественники, тоже чувствовал себя настоящим хозяином ключевого государственного банка, о чем свидетельствует такой случай. Одной прекрасной ночью он вломился в главный офис банка "подшофэ" с компанией собутыльников. Приказав охране выдать ему ключи от директорского кабинета, он до утра "работал" там в компании топ-менеджеров "нашеукраинского" клана и нескольких "секретарш". Будучи на хорошем счету у Мартыненко, Морозов не только сам попал в проходную часть списка "Нашей Украины" на выборах в Киевский горсовет, но и протянул в Киевраду своего бизнес-партнера и коллегу по руководству Ощадбанком Валерия Миронова.

Осев в руководящих креслах, "нашеукраинцы" чувствовали себя хозяевами положения - а напрасно. Жадность погубила их: они не хотели делиться властью и награбленным с другими финансово-промышленными кланами, как это делали "придворные" Кучмы. Наполеоновские амбиции "оранжевых олигархов", стремление замкнуть на себя все денежные потоки расшатало финансовую и политическую систему страны, которая и так трещала по всем швам, пораженная язвами коррупции. Когда "нашеукраинцы" поняли, что делиться с другими все-таки надо, было уже поздно: против них объединились крупнейшие кланы центральной и юго-восточной Украины. Мартыненко и Жвания хотели быть хозяевами всей Украины, а остались хозяевами только в Киеве.

О том, по какому принципу формировался столичный избирательный список "Наша Украина", может рассказать одна только биография члена политсовета НСНУ и депутата Киеврады Елены Ледовских. Родилась в семье военных, в Туркмении. В 1980 году стала членом КПСС и за 10 лет сделала карьеру в советском комсомоле - от завотдела организационной работы Вышгородского райкома до заведующей сектором центральной республиканской ревизионной комиссии. С 1992 по 2000 год работала главным кадровиком в фирме Мартыненко "Торговый дом". С 2000 по 2006 год была главным кадровиком в "Бринкфорде" Жвании. Неудивительно, что киевский список "нашеукраинцев" состоит преимущественно из бывших комсомольцев и коммунистов, если подбор "human resources" в партии НСНУ осуществляет эта барышня!

Также неудивительно, что Вячеслав Брюховецкий - ректор Киево-Могилянской Академии, член Союза Писателей и вообще человек с хорошей репутацией - отказался от мандата депутата Киеврады, увидев, с какими людьми за компанию он "пришел к власти". А вот Ольга Богомолец-Шереметьева, известный врач и бард, не смогла противостоять искушению властью и деньгами. Избранная в Киевраду по списку "Нашей Украины", она перебежала на сторону Черновецкого и возглавила комиссию по вопросам здравоохранения и социальной защиты. Теперь по улицам Киева висят красочные рекламные плакаты ее частной клиники: видно, в высоком кресле у нее появилась возможность хорошо разбогатеть и открыть свой бизнес. Вопрос об ее исключении из фракции не ставится, хотя разногласий много - но не политических, а корпоративных. Например, г-жа Богомолец не одобряет намерение "нашеукраинца"-депутата Зоряна Шкиряка построить многоэтажку на "прихватизированном" куске территории Института акушерства и гинекологии.

Отдельная тема - столичные "руховцы", которых возглавляет нардеп-"нашеукраинец" Александр Черноволенко (его жена Людмила Закревская - депутат Киеврады, имеет рекламный бизнес). Именно через "Рух" начинал политическую карьеру Андрей Кобринский, совладелец фирмы "Кроун", устроившей недавно кровавое побоище на Березняках с местными жителями, протестовавшими против незаконной уплотнительной застройки и вырубки кленового сквера. Вероятно, столичные "руховцы" понимают название своей политической силы сугубо прагматично, поскольку занимаются в основном строительством и обслуживанием автозаправочных станций в "зеленых зонах" и вблизи от жилья киевлян, что строго запрещено законодательством. Но ради бензина для движения ("руха") можно и переступить через интересы столичных жителей, не так ли?! Александр Нощенко, член постоянной комиссии Киеврады по вопросам строительства и архитектуры, проталкивает разрешения на строительство этих АЗС, которые не предусмотрены генпланом Киева. Кстати, его биография настолько загадочна, что даже не обнародована на официальном сайте Киеврады.

Впрочем, среди "нашеукраинских" любителей застраивать зеленые зоны Киева есть и совершенно беспартийные личности. Например, депутат Киеврады Вячеслав Непоп владеет фирмой "ТММ", отхватившей за 2006-2007 годы 8 земельных участков в природоохранных уголках столицы. Кроме этого, г-н Непоп договорился с ректором Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Виктором Скопенко о том, что его фирма построит коммерческие многоэтажки на земле, отведенной ВУЗу в незапамятные времена под студгородок и учебные корпуса, в обмен на выдачу части квартир в этих многотажках преподавателям и начальству Университета. Эта фирма собиралась строить и подземный торговый центр прямо напротив главного, Красного корпуса ВУЗа, под Парком им. Шевченко, где у памятника "Кобзарю" раз в год кладут венки Президент, премьер и все остальные желающие. То, что однажды во время небольшого сейсмического толчка парк вместе с памятником могут обрушиться на головы посетителей подземного торгового центра, который ради дешевизны старались построить как можно более неглубоко - архитекторов этого дивного проекта не волновало. Только протесты академической общественности остановили полет фантазии строителей из "ТММ". По сравнению с этим хаотическая застройка Оболонской набережной корпорацией "Столица", которую контролирует депутат Киеврады и бывший глава Оболонского района (тоже "нашеукраинец") Николай Товкач, кажется просто цветочками.

После парламентских выборов 2006 года "нашеукраинцы" сохранили контроль над большинством столичных районных госадминистраций - ведь партийные организации там создавали или "покупали" люди из команды Омельченко. Но выигрыш Черновецкого спутал им все карты. Из "своего человека" он превратился в отдельную силу, с которой приходилось считаться. Но тут "нашеукраинцев" снова подвела жадность: они недоучли опыт рейдеров-проффесионалов, набранных Черновецким в менеджмент и юридический отдел "Правэкса".

"Оранжевые олигархи" полагали, что "блаженный мэр" будет вести себя так же, как Омельченко - предлагать услуги и ресурсы города для размещения капиталов и не вмешиваться в дела "нашеукраинской" бизнес-империи. Вместо этого Черновецкий принялся решительно ставить своих людей руководителями каждого сектора столичной экономики. Поднимая тарифы, он заручился поддержкой киевских предпринимателей, заинтересованных в реконструкции и развитии инфрасруктуры города. При их поддержке Черновецкий получил послушное большинство в Киевраде. "Нашеукраинцы" и тут остались за бортом, хотя и ходят на заседания Киевского горсовета, в отличие от радикального "бойкотирования" этих заседаний Блоком Юлии Тимошенко и Блоком Виталия Кличко.

Спонсируемая Жванией "Народная Самооборона" недаром метит Юрия Луценко в мэры Киева: стремительно теряющих политическое влияние хозяев огромной части киевской земли и недвижимости не устраивает независимость Черновецкого. А утеря политического влияния чревата большими проблемами: выделенную в аренду землю пока еще можно отобрать назад решением Киеврады, ведь местные жители на многих стройплощадках не дают "нашеукраинцам" начать строительство, ложатся под тракторы и грузовики со стройматериалами. Кроме того, для привычного расхищения бюджетных средств власть крайне нужна. И тут пока "нашеукраинцев" никто не "подвинул": депутат Киеврады Владимир Присяжнюк бессменно возглавляет бюджетную комиссию, а в районах Киева, где наполовину недоукомплектованные ЖЭКи забирают на обслуживание домов миллиарды гривен, ответственные за расходование уходящих, как вода в песок средств главы райадминистраций (выходцы из все той же команды Омельченко) чувствуют себя хозяевами.

А что простые киевляне? Они мало интересуются политикой и не разбираются в неисповедимых путях больших денег. Учителя и врачи получают менее $200 ежемесячно, что при столичных ценах и квартплате - немного. Молодежь, устраиваясь на работу в коммерческие структуры с зарплатой $400 в месяц, радуется жизни и не думает о судьбах города.

Вот только жилье дороговато (при себестоимости строительства $500 квадратный метр жилья на рынке стоит в среднем более $4 000) - зато можно взять кредит на его покупку и два-три десятка следующих лет исправно отдавать проценты (30-40%) все тем же господам из "Нашей Украины". Читателю уже хочется кричать "Грабят! Милиция!"? Но ведь начальник милицейского главка в Киеве в 2005-2006 гг, Виталий Ярема, тоже прошел в Киевраду по спискам "Нашей Украины" и еще от избытка чувств предлагал легализировать в городе проституцию. У этих людей все схвачено. Созданы все условия для того, чтобы город работал на них и только на них.

Юрий ШЕЛЯЖЕНКО