| Украина в борьбе |
Просмотров: 8937
0 Плохо0

Современный канадский писатель, историк и политолог украинского происхождения Виктор Варфоломеевич Полищук на Украине почти не известен. На его труды, изданные на польском, украинском, русском и английском языках, здесь наложен негласный запрет. Ему фактически объявлен бойкот - его имя практически не упоминается в электронных СМИ. Его не приглашают на шумные «Всемирные конгрессы украинцев», что периодически проходят на бюджетные средства в столице Украины. Все попытки Полищука вызвать на публичный диспут идеологов национализма, что давно оккупировали киевские коридоры власти, встречают глухое молчание - его «не слышат». Полищук поименно «приглашает к барьеру» так называемых «историков» вроде Владимира Сергийчука или Станислава Кульчицкого. Этих бывших коммунистов, которые годами прославляли советский строй, а теперь прославляют бандеровщину. По мнению канадского украинца, они - «опустившиеся люди». Выполняя заказ президента В.Ющенко, они сделали в Институте истории Украины Национальной Академии Наук не выдерживающую никакой критики псевдонаучную оценку ОУН-УПА, на основании которой пытаются подвергнуть официальной ревизии украинскую историю и даже историю Второй мировой войны. Вступать в открытую дискуссию с превосходно образованным и информированным Полищуком для них заведомо проигрышное дело, поэтому делается всё, чтобы народ Украины просто ничего о Полищуке и его исследованиях не знал.

Так кто же такой Виктор Полищук, чем он так опасен для националистов? Чтобы это понять, нужно познакомиться с его весьма непростой судьбой.


Сын двух народов
Полищук родился в 1925 году в городке Дубно, что на Волыни, которая входила тогда в Польшу. По отцу он - украинец, по матери - поляк. Его родители венчались в православной церкви, поэтому семья по местной традиции считалась украинской.
Полищук вспоминает: «Рос я в многонациональном окружении - среди украинцев, поляков, евреев, чехов и не было ни одного случая, чтобы ссоры между детьми носили какую-нибудь национальную окраску, никто никого не называл «ляхом», «хохлом», «жиденком» или «пепичком». Также вели себя и взрослые: если и были ссоры (преимущественно между женщинами), то они тоже никогда не касались национального происхождения. Наша семейная жизнь проходила в согласии, во время католических праздников нас приглашали к себе католики-поляки, в свою очередь, во время православных праздников мои отец с матерью устраивали угощение у нас в доме».
Отец Виктора был сельским старостой, что сыграло роковую роль в его судье после присоединения Волыни к УССР. Его как польского чиновника (что не соответствовало действительности) расстреляли без суда в апреле 1940 года, а семью депортировали на север Казахстана.

Полищук продолжает: «Среди депортированных было около 85% поляков, где-то 10% - украинцев и некоторое количество белорусов и евреев. Было время, когда мы жили в бараке, в котором ютилось более 300 человек и не случалось, чтобы возникали ссоры на национальной почве. Итак, я вырос и возмужал, относясь к людям без оглядки на их национальную или вероисповедную принадлежность».

С ноября 1944 по март 1946 года Полищук жил на Днепропетровщине, куда депортированных переселили для восстановления освобожденного от фашистов региона. В 1946 году Полищук эмигрировал в Польшу - это было время массовых встречных переселений поляков и украинцев в связи с учреждением новых государственных границ. О разгуле националистического бандитизма на его родной Волыни и в Галиции он впервые услышал только в Польше из рассказов тетки матери: советская пропаганда об этом говорила вскользь, скрывая истинные масштабы бандеровского террора. Как теперь очевидно - зря! «Это было для меня сильным потрясением, ужасом, я не верил, что такое могло быть» - описывает Полищук свои тогдашние впечатления.

В 1946 году Полищук начал учёбу в Польше, вначале в лицее, позже поступил во Вроцлавский университет на юридический факультет. Работал адвокатом. В правившей в ПНР Польской объединенной рабочей партии не состоял.

Чужой среди «своих»

Полищук в своей жизни никогда не учился в украинской школе, но дома разговаривали на украинском, отец научил его читать и писать по-украински. Свой украинский язык он совершенствовал сам, читая украинскую классику, изучая украинское правописание, выписывая академические словари, изданные в УССР. Поэтому, когда в 1981 году Полищук с женой и детьми эмигрировал в Канаду, его взяли на работу как технического корректора в мельниковский (его издавали сторонники фракции ОУН А.Мельника - «заклятого соратника» С.Бандеры внутри ОУН) еженедельник «Новый Шлях», который выходил в Торонто. Кстати, Полищук отмечает вопиющую безграмотность украинской диаспоры в Канаде в вопросах украинской мовы: канадский украинский оказался не только безмерно засорен англицизмали, но и русизмами, которых не знали в УССР. Например, Полищуку приходилось править «воздух» на «повітря».

Именно в редакции этого еженедельника Полищук наткнулся на украинскую националистическую литературу и на подшивки довоенного периода. Читая эти материалы, он ужаснулся тому шквалу ненависти, который бушевал в ней ко всему польскому и русскому. Да и современное украинское окружение в Торонто питало и проявляло патологическую ненависть по отношению к полякам и русским.

Все это и побудило Полищука заняться изучением феномена украинского национализма. Он начал собирать материалы, касающиеся этой темы, поднял старые публикации этого движения. Подход Полищука-ученого к изучаемой им проблеме изначально был комплексным и междисциплинарным. Он исследует политические, социологические, философские и психологические аспекты вопроса.

Его изыскания увенчались защитой докторской диссертации во Вроцлавском универститете в Институте политических наук с присвоением степени доктора гуманитарных наук в области политологии. На сегодняшний день Полищуком опубликовано более десяти публицистических и научных книг, среди них важнейшими являются «Идеология украинского национализма» и «Доказательства преступлений ОУН и УПА». Последняя книга является вторым томом работы «Украинский интегральный национализм как разновидность фашизма». В настоящее время Полищук имеет небольшое собственное издательство.

Бойкот на Родине и попытки его преодоления

На Украине, в Донецке, в 1995 году ничтожным тиражом в 1000 экземпляров вышла его книга «Горькая правда: преступления ОУН-УПА. Исповедь украинца». Больше ничего Полищуку издать здесь не удалось. Эта книга (как и другие) бесплатно размещена в Интернете, а её печатная версия может быть заказана в нескольких российских книжных Интернет-магазинах, в том числе и с доставкой на Украину. Однако очевидно, что в наших реалиях это означает почти полную неизвестность.

23 октября этого года Полищук проводил Интернет-конференцию на сайте http://www.from-ua.com. Автор этих строк обратился к нему с вопросом, который начинался так: «Глубокоуважаемый Виктор Варфоломеевич! Прежде всего, огромное спасибо за Ваш труд. Он особенно ценен тем, что написан украинцем, пострадавшим от Советской власти и являющимся гражданином Канады. На Вас нельзя навесить ярлык «москаля» или «коммуняки», тем Вы особенно опасны для националистических выродков. Берегите себя».
Полищуку не нужно объяснять, почему ему нужно себя беречь. А для тех, кто не в курсе, напомню о насильственных захватах униатами православных храмов в 1991 - 1998 годах, сопровождавшихся убийствами православных священников, трагическую гибель историка профессора Виталия Масловского, который 29 октября 1999 года - через несколько месяцев после выхода его книги «С кем и против кого воевали украинские националисты» - был найден мертвым в подъезде своего дома во Львове. По официальному заключению он «случайно» упал в лестничный пролет с третьего этажа. И, наконец, последняя трагедия - загадочная гибель в Киеве 8 сентября 2006 года журналиста православной газеты «Русь Державная», активиста Союза православных братств Украины, Кирилла Бережного, которую тоже поспешно подводят под самоубийство. Что уж говорить о таких «мелочах» как бесчисленные провокации с поджогами и битьем окон помещений левых политических партий, русских культурных обществ и даже консульства РФ... Разумеется, до живущего в Канаде Полищука «нашим» националистам дотянуться не так просто как до Масловского, но кто надеется, что в националистической диаспоре другие нравы? Там даже мельниковцы с бандеровцами 60 лет между собой на ножах, хотя идеологически являются близнецами.

И вот пришёл ответ писателя (перевод с украинского): «Благодарю за признание. Мне 81, я застраховался на немалую сумму на случай, если бы меня постигла неестественная смерть, эти деньги должны быть использованы на издание моих работ большими тиражами, в переводах на другие языки, про что оуновцы знают, поэтому я их не боюсь, моя неестественная смерть, прежде всего им причинила бы вред».

Остается лишь пожелать Виктору Варфоломеевичу доброго здоровья, а его книгам дойти до украинского читателя при жизни автора, и чтобы не дай Бог, их большой тираж не был оплачен такой страшной ценой.

Александр Смирнов

P.S. 8 декабря в Киеве состоится Международный антифашистский форум Украины. Виктор Полищук приглашен на него в качестве особо почетного гостя.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить