Печать
| История |
Просмотров: 8144
2 Плохо0

10 июля 2002 года Правительственная организация по изучению деятельности Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской Повстанческой Армии (УПА) разработала и представила проект закона "О восстановлении исторической справедливости относительно борцов за свободу и независимость государства". 10 июля состоялось заседание этой комиссии под председательством вице-премьера Владимира Семиноженко. Законопроектом предлагается "признать борьбу "Украинской повстанческой армии" при идеологическом обеспечении Организации украинских националистов борьбой за свободу и независимость Украинского государства и считать период с сентября 1939 года до середины пятидесятых годов двадцатого столетия движением сопротивления, которое совершалось ОУН-УПА с единственной целью - объединения и создания единой Украины". Комиссия одобрила законопроект "в целом". Историческая справка была составлена институтом истории Национальной Академии Наук Украины. Активная конъюнктурная реабилитация государственными и научными структурами Украины "ОУН-УПА" является первым прецедентом реабилитации национал-социализма и его пособников на государственном уровне, ибо ОУН-УПА была не более чем приводным ремнем разведки Третьего Рейха. О чем свидетельствует история.

Сторонники реабилитации ОУН-УПА утверждают, что "бандеровцы" были антикоммунистами, воевавшими и против нацистов, и против коммунистов. Это не так. ОУНовцы многие годы готовились в разведшколах Рейха. Мало того, высокопоставленные фальсификаторы истории умалчивают о том, что бандеровцы устроили самый настоящий террор против Православия на Украине. В 1941-45 годах уничтожили несколько сотен православных священников, в том числе Митрополита Киевского и всея Украины Алексия (Громадского) за то, что они не хотели отделяться от Русской Церкви и уходить в раскол. 7 мая 1943 года митрополит Алексий был убит из засады по пути из Почаевской Лавры в город Кременец. Вместе с владыкой были убиты протоиерей Федор Юркевич, служащий епархиального управления Канаренко и шофер Марк Жихарев. В августе того же года бандеровцы ночью забрали из своего дома в городе Владимире Волынском епископа Украинской Православной Церкви Мануила (Тарнавского), вывели в лес, где и повесили. Владыка Мануил был известен как аскет, человек высокой духовной жизни.

Полицаями был уничтожен один из самых знаменитых киевских священников о. Александр Вишняков. Вот отрывок из воспоминаний внучки о. Александра Людмилы Барановской:

"Магистр богословия архимандрит Александр (Вишняков) родился 10 мая 1890 г. погиб 6 ноября 1941г. от рук украинских националистов, автокефалов. Раньше они доносили на православных священников в НКВД, а при немцах - в гестапо.

Воспитывался Александр в благочестивой семье священника - о. Василия. В роду Вишняковых насчитывалось 300 лет преемственного священства. Один из предков будущего архимандрита Александра служил полковым священником в войске Иоанна Грозного в его походе на Казань Посему, выбор духовной стези Александром был органически предопределен: Среди грозных событий того времени судил Господь о. Александру ступить на стезю своего служения в качестве военного священника. Его направляют в армию полковым священником Ставропольской дивизии. Весь жар своего сердца отдает он для поддержания в войсках высокого патриотического духа. Знаменателен и уникален такой факт из военной биографии о. Александра: под селом Вишневым немецкие войска вступили в бой с частями Русской армии. Силы были неравны. Наши войска терпели поражение. Был убит командир роты, войска дрогнули. И тогда о. Александр в рясе, с крестом в высоко поднятой руке поднимает солдат в атаку. Бой был выигран. За личное мужество и героизм о. Александр был награжден солдатским Георгиевским крестом.

После войны о. Александр переезжает в Киев, где получает приход в церкви Св. Троицы.

Обстановка в городе накалена. Власть меняется не по дням, а по часам: поляки, красные, белые, махновцы, петлюровцы и т.д.

Во время установления власти Украинской Народной Республики (УНР) в Киеве начинаются еврейские погромы. В доме, где жил о. Александр проживало несколько еврейских семей. Однажды, когда вооруженная толпа после разгрома синагоги Бродского, ворвалась во двор дома, он вышел к ним навстречу с крестом и уверил, что евреев в этом доме нет.

5 февраля 1918г. победой Красной армии под руководством Щорса в Киеве устанавливается большевистская власть. Начинается "Красный террор".

"Если можно обвинить в чем-нибудь ЧК, - говорит М.Лацис, - известный киевский садист-палач - то не в излишней ревности к расстрелам, а в недостаточности применения высшей меры наказания... мы все время были чересчур мягки, великодушны к побежденному врагу".

В числе первых 3000 арестованных под лозунгами "Красного террора" оказывается и о. Александр. Обреченных людей свозят в Октябрьский дворец культуры, где в подвалах пытают, а затем расстреливают как "врагов Советской власти". В стране идет активная антирелигиозная кампания. Чувствуя личную ответственность за чистоту христианской нравственности народа, о. Александр принимает участие в религиозных диспутах. Примечателен в связи с этим приезд в Киев наркома просвещения А.Луначарского. С большой помпой по городу было объявлено об атеистической дискуссии наркома со священником Александром Вишняковым. Послушать "златоуста" советской власти собрался полный зал. Но "Бог поругаем не бывает". Мощная эрудиция о. Александра, его глубокая вера, блестящий талант красноречия наголову разбивают бесовскую доктрину глашатая безбожной власти. Нарком остается посрамленным.

Под эгидой НКВД провозглашается создание революционной автокефальной "церкви", "посвящается" в митрополиты всея Украины лишенный сана Василий Липкивский. Возникает множество группировок, призывающих к "революции" в Церкви, к "всестороннему обновлению". В 1922г. арестовывают Патриарха Тихона. О.Александр проводит серьезную пастырскую работу, бесстрашно защищая Церковь от нападок обновленцев и автокефалистов. И хотя властями (особой комиссией при НКВД) запрещалось поминовение на службах патриарха Тихона, под угрозой смерти, о. Александр честно выполняет свой долг, поминая первоиерарха Церкви.

В 1935 г. после убийства Кирова в стране проводится очередная кампания арестов и расправ. Массовый характер приобретают аресты священнослужителей. Одним из первых в городе арестовывают о. Александра. Его заключают в скользкие от крови подвалы НКВД в том же Октябрьском дворце Решением пресловутой "тройки" о. Александр приговаривается к тюремному заключению с последующей ссылкой: Для отбытия наказания направляется в бухту Нагаево, Севвостлага".

Батюшка возвращается из ссылки в 1940 г.

Куда идти? Дома нет, церковь закрыта, в паспорте отметка об отбытии заключения. Вокруг - зловещий быт тех лет: предательство близких и друзей, недоверие, подозрительность, злоба.

Пятидесятилетний священник осмысляет весь пройденный жизненный путь, подводит итог сделанного, пережитого и принимает решение. Он едет в Москву, где местоблюститель Патриаршего престола Митрополит Сергий (Страгородский) постригает его в монашество в чин архимандрита.

После возвращения в Киев архимандрит Александр получает приход в Соломенской церкви и назначается ее настоятелем. Грядет 1941 год. Начинается великая Отечественная война. Но уже в первый день войны Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий обращается с "Посланием" к русскому народу, в котором призывает православных к защите Отечества. В Киев "Послание" привозит митрополит Николай, и вместе с о. Александром они развозят обращение по всем церквям Киева. Ежедневно батюшка читает на службах "Послание" митрополита прихожанам.

Вскоре после начала войны до Киева стали доходить известия об уничтожении евреев в Житомире и Виннице. Киевские евреи стали обращаться к о. Александру с просьбой окрестить их в Православную веру. Движимый чувством христианской любви, батюшка крестит евреев и выдает им свидетельства о крещении на сохранившихся у него церковных бланках. Таким образом ему удалось спасти от расстрела много еврейских семей, в числе которых пианист Райский, солист оперного театра Иванов, зубной врач Паин с семьей, дирижер Рахлин, семьи евреев, живших по соседству. 19 сентября 1941г. немцы вошли в Киев. Вместе с ними пришли униаты и автокефалисты-самостийники. Начался жестокий период оккупационной власти. С огромным риском для жизни о. Александр читает на службах "Послание" митрополита Сергия. Находятся предатели, которые доносят на батюшку оккупантам. Его вызывают в управление гестапо. Сила личности о. Александра, его отличное владение немецким языком вызывают у немцев уважение к священнику, а его биография репрессированного советским режимом дает им основание надеяться на помощь о. Александра в работе с населением. Его отпускают с запретом читать "Послание" и обязуют служить в церкви молебен о здравии фюрера.

"Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941г. к 8-ми часам утра на угол Мельниковской и Дохтуровской (возле кладбищ). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч. Кто из жидов не выполнит этого распоряжения и будет найден в другом месте, будет расстрелян".

В указанный день начались расстрелы в Бабьем Яру. К о. Александру прибежал запыхавшийся сосед по ул. Казачей Ян (фамилия забыта). Это был мадьярский еврей, который проживал на этой улице с женой Симой и тремя детьми. Еще в первые дни войны о. Александр крестил всю его семью. Теперь немцы отправили их всех в Бабий Яр. Яну удалось убежать. Он просил батюшку, чтобы он засвидетельствовал перед немцами, что семья его крещена в православие.

Надев рясу, с крестом и орденом Георгиевского кавалера, отправляется о. Александр в Бабий Яр. Уже издали слышны отчетливые выстрелы из пулеметов. Чем ближе - гул толпы, крики, визг. Батюшка с Яном пробирается к немецкому офицеру, показывает свидетельства о крещении семьи. На немца производит впечатление чистая немецкая речь священника, его спокойствие и убедительность. Он разрешает отыскать в огромной толпе обреченную семью Яна. До ночи ходит о. Александр среди обезумевших от страха людей, утешая и ободряя их. Среди толпы много военнопленных. Батюшка поддерживает их дух, благословляет. Наконец, находятся жена и двое детей Яна. Третьего ребенка найти не удалось. Немцы приказывают уйти.

Долго молился о. Александр в ту ночь. А на утро в церкви вновь зазвучала его гневная проповедь - обличение врагам Отечества. Доносчики не дремали. Со всей ненавистью к прежней власти, ассоциировавшейся для них с Россией, с русскими людьми, с Русской Церковью, выслеживали они каждый шаг и каждое слово архимандрита. Следует очередной донос в гестапо.

В этот день после литургии о. Александр намеревался исповедовать на дому больную женщину. Сын Гавриил, прибежал в церковь предупредить отца, что домой уже дважды приходили гестаповцы, разыскивая его. Сын просит отца укрыться где-нибудь на время. Но батюшка решает выполнить свой долг и отправляется к больной прихожанке. У дома его с сыном останавливают гестаповцы на мотоцикле. Удостоверившись, что перед ними о. Александр (Вишняков), они приказывают ему садиться в коляску мотоцикла. Архимандрит снимает свои карманные часы, отдает их сыну и говорит: "Возьми, сынок. Больше мы не увидимся".

Два дня сын надеялся, что отец вернется. На третий день, 4 ноября пошел в управление гестапо. Оттуда его выгнали. Тревожась за судьбу отца, он отправляется в Андреевскую церковь, в нижнем этаже которой размещалась резиденция недавно созданной на Украине Церковной Рады.

Церковная Рада была образована в октябре 1941г. группой самосвятских священников. Во главе Рады был поставлен викарный епископ Волынской епархии Поликарп Сикорский. Идеологическая позиция этой организации отражена в деятельности ее руководителя: в 1942г. Поликарп нанес визит в Ровно заместителю рейхскомиссара фон Вендельштодту и передал ему приветствие, адресованное рейсхкомиссару Коху. Заканчивалось оно словами: "Прошу принять для великого вождя немецкого народа Адольфа Гитлера пожелание полноты сил духовных и телесных, а также неизменного успеха для окончательной победы над врагом Востока и Запада. За эту победу, вместе со своими верующими опекать духовенство которых я призван, буду возносить молитвы Всемогущему Господу".

Откуда было знать юноше, что пришел он в самое сердце яростных врагов истинного Православия? Будучи украинской националистической колабрационисткой организацией, Церковная Рада в интересах автокефалистов развязала настоящий террор против канонических православных священников.

Войдя в канцелярию Рады, Гавриил Вишняков обратился к находившемуся там священнику с просьбой разузнать о судьбе отца. Тот яростно обрушился на него: "Вон отсюда! Ты, сын москальского попа! Вон, а то будет тебе то же, что твоему отцу!" (цитата их рассказа Гавриила Вишнякова).

Юноша спросил у секретаря, кто с ним разговаривал, ему ответили: "Это архимандрит Мстислав".

Да, это был тот самый Мстислав, который уже в наше время стал "знамением" самостийности и преемственности в движении за автокефалию, и в 1989 г. был провозглашен "первоиерархом" УАПЦ.

Из воспоминаний давнего сотоварища Мстислава Скрыпника - лжемитрополита Феофила: "О, это страшный человек. Это бандит в епископском клобуке. Он из тех, кто может убить, удавить человека, если он станет ему препятствием. Епископ Мстислав - доверенное лицо гестапо и администратора Поликарпа Сикорского. Это племянник Петлюры, его адъютант по фамилии Скрыпник. В келейном разговоре с Мстиславом я с какой-то боязнью спросил его об унии с Римо-католической Церковью. А он мне отвечает: "Уния? А почему бы и нет? Разве те, кто пошли на унию с Римом что-либо потеряли? Пусть с чертом, лишьбы не с Москвой, но об этом еще рано говорить".

Правду о гибели отца Гавриил Вишняков узнал от Владыки Пантелеимона в декабре 1941г. Со слезами на глазах владыка сказал: "Ваш отец, архимандрит Александр Вишняков, убит в Бабьем Яру 6 ноября 1941г."

6 ноября 1941г. Угрюмый осенний день. Скорбной дорогой смерти под конвоем немцев и полицаев шла в Бабий Яр колонна измученных, избитых, голодных людей. Это были военнопленные красноармейцы, евреи, подпольщики. Были в этой колонне и православные священники, приговоренные к смерти по доносам немецких дружков - украинских националистов, бандеровцев, которых "благословили" на их предательскую деятельность автокефалы-самостийники.

Среди смертников был и архимандрит Александр. Рассказ о его трагической смерти записан по свидетельству очевидцев, чудом избежавших смерти:

"Колонну разделили. Священников отвели вперед по краю обрыва. Архимандрита Александра вытолкали из общей группы и отвели метров за 30. Несколько автоматчиков бесстрастно и четко расстреляли группу священников. Затем украинские полицаи в вышитых сорочках и повязках на рукавах подошли к о. Александру. Его заставили раздеться донага. В это время он спрятал в рот свой нательный крестик. Полицаи выломали два дерева и сделали из них крест. Пытались распять батюшку на этом кресте, но у них не получалось. Тогда вывернули ему ноги, и колючей проволокой за руки и ноги все же распяли его на кресте. Затем, облили бензином и подожгли. Так, горящим на кресте, его сбросили в обрыв. Немцы в это время расстреливали евреев и военнопленных".

Так мученически окончил свой земной путь верный друг Христов архимандрит Александр".

ОУНовцы проводили геноцид православных на Волыни - многие священники, отказавшиеся переходить в автокефалистский раскол, уничтожались самым зверским образом - сбрасывались вниз головой в колодец, подвергались пыткам. Факты и свидетельства на эту тему собраны в уникальной книге С.Раневского "Украинская автокефальная церковь" (Джорданвилль, 1948 г.). По церковному учению убитые бандеровцами епископы и священники являются мучениками. Съезд Союза Православных братств Украины обратился в 2001 году к Священноначалию Московского Патриархата с просьбой рассмотреть вопрос о канонизации сонма новомучеников и исповедников, от "бандеровцев и раскольников убиенных". Те, кто пытается реабилитировать ОУН-УПА, соответственно, делают свой выбор и становятся в стан противников Православной Церкви.


Кирилл Фролов
http://www.otechestvo.odessa.net



Документ, который характеризует «отношения» УПА с Гестапо. Много легенд ныне ходит о борьбе бандеровцев с немцами. Документы датируются как раз тем временем, когда немцы бандеровцев вроде как гоняли.

Форум "Русская Беседа"


НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ РККА, ВОЕННОМУ СОВЕТУ ФРОНТА И НАЧАЛЬНИКУ КОНТРРАЗВЕДКИ

9 марта с. г. 866 сп 287 сд в д. Вашковцы были захвачены документы штаба батальона 11 СС полицейского полка.

В числе захваченных документов найден приказ, касающийся переговоров украинских националистов с представителями немецко-фашистского командования и достигнутой договоренности о службе украинских националистов на пользу немцев.

Копию этого приказа прилагаю.

Начальник политического управления 1-го Украинского фронта генерал-майор С. Шатилов


* БОЕВАЯ ГРУППА ПРИТЦМАН Разведывательные отделы Касательно: Отношения к членам национальной украинской повстанческой армии («УПА»).

Начатые в районе Дережно переговоры с руководителями национальной Украинской повстанческой армии были успешно проведены также в районе Верба. Достигнута договоренность.

Немецкие части не подвергаются нападению со стороны «УПА». «УПА» засылает лазутчиков, преимущественно девушек, в занятые врагом районы и сообщает результаты Развед. отделу Боевой группы. Пленные Красной Армии, а также советские партизаны препровождаются в разведывательные] от-дел[ы] для допроса; местные чуждые элементы используются боевой группой на работах.

Чтобы не мешать этому необходимому взаимодействию,

Приказываю:

1. Агентам «УПА», которые имеют удостоверения за подписью «капитан Феликс», или тем, кто выдает себя за членов «УПА», разрешать беспрепятственный проход; оружие оставлять при них. По требованию агента предоставлять им быстрейший доступ в развед[ывательные] отдел[ы].

2. Члены частей «УПА» при встрече с немецкими частями для опознавания подымают левую руку с раздвинутыми пальцами к лицу; таковых не задерживать, это означает их взаимопонимание.

3. Со стороны «УПА» имеются жалобы на то, что немецкие полицейские регулярные части производят самовольную реквизицию, особенно домашней птицы. В связи с этим согласно приказу от 2 февраля 1944 г[ода] командиры частей привлекаются за эти дикие реквизиции, чтобы таковые прекратились.

Бреннер, генерал-майор и бригаденфюрер СС


(ЦАМО СССР, ф. 236, оп. 2675, д. 79, л. 56-56 об., пер.