Печать
| Эксклюзив |
Просмотров: 8452
0 Плохо0

Интервью Председателя украинской партии «Союз левых сил» Василия Волги специальному корреспонденту интернет-сайтов «Я – Анти-оранж» и «Русскiй Рокъ» Александру Горохову


А.Г. - Василий Александрович, поздравляю Вас с избранием на должность Председателя «Союза левых сил». Я так понимаю, учредительный съезд был только первым этапом создания партии. По украинскому законодательству партия считается созданной после её регистрации в Министерстве юстиции. Когда Вы ожидаете решения Минюста о регистрации?

В.В. - Ожидаем до 10 января, судя по тому, как проходят наши консультации, как проходит проверка документов. В связи с праздниками, в связи со сменой правительства и так далее, получается, что регистрация идёт с оттяжками. Ожидаем до 10, ну, максимум – до 20 января получить документы. А потом – процесс регистрации партийных отделений по Украине.

А.Г. - Не затянется этот процесс?

В.В. - Нет, это будет очень быстро, потому что всё это строится на основании Всеукраинской общественной организации «Громадский контроль». И, в общем-то, это формальность. Мы это быстро сделаем.

А.Г. - Когда у Вас созрело решение превратить «Громадский контроль» в партию?

В.В. - Я скажу, чтобы было понятно… Кстати, вопрос Вы задаёте очень важный.

Мы не превращаем «Громадский контроль» в партию. «Громадский контроль» сохраняется как одна из организаций, которые будут сопутствовать «Союзу левых сил». Мало того, мы, «Союз левых сил», говорим о необходимости объединения, этакого политического патроната тем общественным организациям, которые работают в области защиты прав человека и вообще в левом спектре. Это и «зелёные» организации, это и организации по защите труда, это и профсоюзы разнообразные, это казачьи организации. То есть те, которые работают в спектре защиты человека труда и в спектре защиты наших традиционных ценностей.

«Громадский контроль» будет работать, как отдельная структура. Но те люди из «Громадского контроля», кто для себя принимает решение стать членом партии, будут это делать. Как оказалось, таких очень много.

Решения перевести «Громадский контроль» в партию не было!

А.Г. - То есть, они будут существовать параллельно.

В.В. - Да.

А.Г. - И «Громадский контроль», и партия.

В.В. - Да.

А.Г. - Многие наблюдатели отмечают, что название «Союз левых сил» прямо перекликается с названием российской политической партии «Союз правых сил», некогда всесильной, а теперь почти сошедшей с политической арены. Вас такие параллели не смущают?

В.В. – Не смущает. Сейчас мы трудимся над разработкой партийных символов, знамени и всей необходимой геральдики. И я Вам скажу, что мы столкнулись с тем, что всё уже кем-то как-то занято, все названия уже кем-то как-то использованы. Я думаю, название должно отражать суть и цели организации. «Союз Левых Сил» - политическая партия, ставящая своей целью приход к власти для проведения реальных преобразований в Украине и построения, по настоящему, Народного государства. Государства, в котором реализованы принципы социальной справедливости и граждане чувствуют себя равными вне зависимости от своей национальности и языка, на котором они говорят. Для достижения этих целей мы готовы объединять свои усилия со всеми левыми силами в Украине.

А.Г. - И на учредительном съезде, и в программных документах партии звучали слова о праве народа на владение богатствами своей страны, невступлении в НАТО, о придании русскому языку статуса второго государственного. Как вы будете пытаться этого достичь?

В.В. - Во-первых, пока мы не представлены в парламенте, это будет пропагандистская работа плюс общественные акции, давление на парламент с целью принятия соответствующих законов. А когда, если Господь будет милостлив, мы пройдём в парламент - активная законотворческая работа.

А.Г. - Вопрос второго государственного языка на протяжении уже многих лет вызывает острейшее неприятие со стороны националистически настроенных политиков. Они пугают украиноговорящее население немедленной гибелью украинского языка, украинской культуры и Украины в целом. Я считаю, что это происходит от непонимания как политиками, так и населением, как будет выглядеть страна с двумя государственными языками. Как Вы себе представляете совмещение двух языков в жизни страны?

В.В. - Абсолютно великолепно!

То, что украинский язык с западными идеоматическими оттенками, с западной спецификой, вернётся, в конце концов, на территорию своего исторического обитания, в свои три или пять областей, это будет великолепно: никого больше насиловать им не будут. А наши с вами дети, в конце концов, нормально, полноценно вернутся к нашей соместной великой славянской культуре.

Знаете, я не разделяю русскую и украинскую культуры.

Сейчас насилуют в школе тем, что Пушкина и Лермонтова нужно учить на украинском языке. А лучшими современными украинскими писателями называют Леся Подеревянского и Оксану Забужко... Увольте меня от этого сурогата. Я не хочу! Мои дети читают Пелевина, мои дети с огромным интересом читают Акунина, если говорить о современных писателях. Это действительно проявления великой культуры. Их во всём мире читают. А наши – тільки тому, что воно оце сидить і пише, зараза, українською мовою абсолютно бездарно, тупо, ідиотично. Але воно за це має гранти від президента Юшченка, його книжку оце роздруковивають де тількі можно, і гвалтують дитину: «Візми! Візми, і давайте заборонимо взагалі продаж на російскої мові книжок. Тоді наші будуть купляти». (…потому что оно сидит и шустро пишет на украинском языке абсолютно бездарно, тупо, идиотично. Но оно за это имеет гранты от президента Ющенко, его книжку печатают где только можно, и насилуют ребёнка: «Возьми! Возьми, и давайте запретим вообще продажу книжек на русском языке. Тогда наши будут покупать» - А.Г.) Покупать будут тогда, когда будут появляться действительно талантливые вещи.

Так вот, я не разделяю эти культуры – русскую и украинскую. Мы все происходим из одного корня. И русский язык, в конце концов, займёт в нашей жизни подобающее место.

А.Г. - А украинский язык при этом не умрёт? Он останется жить?

В.В. - По мне – это какая-то странная постановка вопроса. Почему мы должны так усиленно и так много думать о жизнеспособности украинского языка в ущерб нашему традиционному русскому языку? Почему мы, люди русскоговорящие, должны спать и видеть, как бы сделать так, чтобы диалект Западной Украины сохранился на всей территории пятидесятимиллионного государства?

Не умер же украинский язык в Советском Союзе. Он будет жизнеспособен именно там, где его традиционный ареал обитания. И не надо выдавать желаемое за дествительное.

Правда заключается в том, что Украина в границах 1991 года никогда ранее не существовала. Только в 1954 году к Украине был присоединен Крым. До этого он НИКОГДА не был украинским. Только благодаря Екатерине Великой мы получили в состав Украины Малороссию. До этого она не была в составе Украины.

Так что, давайте говорить честно: мы начали путешествие в стране под названием «Украина», путешествие в море государственного созидания, с одна тысяча девятьсот девяносто первого года. И в этой ситуации необходимо строить государство, а не изображать, что оно уже сотни лет существует. Это очень непростая работа, сложная работа, но эту работу необходимо делать таким образом, дабы никто из людей, населяющих вот это вновь образованное государство, не ощущал себя «вторым сортом», «нетитульной нацией», «ущербной нацией» и так далее.

Я наблюдал картину: человек, ветеран, пришёл в суд, и у него не принимают бумагу. Он не знает в достаточной мере украинского языка, он русский и защищал эту землю в рядах Советской армии, когда с Гитлером дрался. Ему нужно писать заявление на украинском языке, а у него не получается. Ему говорят: «Вы наймите адвоката, который Вам это напишет». А у него пенсия маленькая. Государство не соизволило дать ему достойную пенсию за то, что он в своё время защитил это государство. Вот это – дурдом, с которым нужно бороться.

А.Г. - В своём интервью Национальному радио Вы заявили, что «Союз левых сил» поддерживает поместную церковь на канонической основе. Это заявление вызвало, если мягко выражаться, недоумение со стороны верующих. В их понимании каноническое православие и поместная церковь – понятия несовместимые. Что Вы имели в виду, давая интервью радио? Что за зверь такой «поместная церковь на канонической основе»?

В.В. - Я Вам скажу так: поместная церковь, украинская поместная церковь уже существует – это Православная Украинская Церковь Московского патриархата. И то, как Наталья Михайловна (Н.М. Витренко, лидер Прогрессивной Социалистической партии УкраиныА.Г.), стала перекручивать мои слова, выступая где-то в Москве, рассказывая, что я поддарживаю филаретовских раскольников – как минимум от недопонимания. Это нужно до такого додуматься! Тогда, когда вместе с Волгой в СЛС находится Толочко Пётр Петрович (академик Национальной Академии Наук, ведущий украинский специалист в области истории и археологии, видный общественный деятельА.Г.), один из самых последовательных защитников канонического православия на Украине, должно говорить само за себя.

В своем выступлении я коснулся того момента, когда Виктор Фёдорович Янукович принял крестное целование от Филарета Денисенко (самопровозглашённый «патриарх» т.н. Украинской Православной церкви Киевского патриархата. Ярый сторонник автокефалии Украинской Православной церкви, активный деятель украинского национализма. Ещё до основанияя Киевского патриархатак отлучён от церкви и предан анафеме Московским Патриархатом за деятельность, не совместимую с саном священнослужителяА.Г.). То есть, от человека, который на самом деле анафемизированный раскольник.

Меня спрашивает телеведущий: «Так Вы что, совершенно против поместной церкви?». Я ответил: да не против я ничего! Только всё должно происходить в соответствии с ка-но-ном!

Кому-то было выгодно эти слова перетолмачить, перекрутить иначе или неправильно подать, – это другой разговор.

Что я имел в виду, когда говорил «в соответствии с каноном»? Ежели Синод Русской Православной церкви примет решение об увеличении автономии Украинской Православной церкви Московского Патриархата, вплоть до создания из неё Поместной церкви или ещё какой-то, вот тогда это – в соответствии с каноном. Но то, что делает Филарет, это истиный раскол. Это человек, который на самом-то деле пытается от Тела Христова, от церкви, оторвать кусок и утащить с собой в ад этот кусок.

А скажите мне: Украинская Православная церковь Московского Патриархата, это что, не Поместная церковь? Это и есть наша церковь!

Вопрос патриархата – это не вопрос политиков. Его в своё время ещё Кравчук (Леонид Макарович Кравчук, первый Президент УкраиныА.Г.) вытащил за уши, ничего не понимая в церковных делах.

В соответствии с украинской Конституцией, церковь отделена от государства. Политики не имеют никакого права засовывать свой нос в церковные дела. Церковь подчиняется не тем законам, которые пишутся в парламенте, а церковь, как Тело Христово, подчиняется совершенно другим законам. И пускай она живёт по этим законам.

А.Г. - То есть, суммируя это, можно сказать так: Вы поддерживаете Украинскую Православную церковь, и, как человек, не искушённый во всех тонкостях церковных канонов, Вы считаете, что она фактически является Поместной, должна сама заниматься своими делами, и не надо вмешивать в это политику.

В.В. - Я бы уточнил. Это очень важный аспект.

Да, то, что политикам некчему вмешиваться в церковные дела, это без сомнения! В церковное администрирование. Но кроме того, что я политик, я – христианин. Я прихожанин Украинской Православной церкви Московского Патриархата. Мой духовник – Александр Кубелиус, известный в этой стране священник. И когда я, как политик, как христианин, вижу, что политики ополчились против Тела Христова, против церкви, вот тогда я считаю, что этим политикам нужно дать по зубам. В этом смысле я воспринимаю защиту канонической Православной церкви. Я это исполняю и буду исполнять постоянно. А то, что касается внутренней церковной администрации, я, как политик, не имею права туда лезть.

И я считаю, что на самом-то деле, не нужно себе морочить голову созданием каких-то там дополнительных автокефалий, поместных, оторванных от Тела Христова, от канонической церкви, отделений. Оно уже всё у нас есть. Что нам ещё необходимо? Христианину необходимо прийти пообщаться с Богом.

В отношении неискушённого человека.

Я не достаточно искушён, как хотелось бы. Но в моей личной истории есть монастырский опыт. Я изучал теологию, я изучал философию, историю религии. То есть, у меня в этом смысле достаточный ликбез, проведённый по жизни, чтобы представлять, что это такое.

А.Г. - В кулуарах Учредительного съезда «Союза левых сил», состоявшегося 8 декабря 2007 года, я взял интервью у политолога Владимира Корнилова, который предположил, что на следующих выборах «Союз» будет играть на электоральном поле Партии Регионов, социалистов, коммунистов и частично БЮТ. Это так, или Вы найдёте себе иную «электоральную нишу»?

В.В. - А я Вам скажу так: я считаю, что перечисленные Вами политические силы изрядно себя дискредитировали. И мы никого не будем перетягивать. Именно те люди, которые согласны с этим утверждением, только что мною сказанным– это и будет наш электорат. Это как раз левая идеология, которую мы исповедуем, наложенная на защиту традиционных ценностей Юго-Востока и промышленного Центра страны, на защиту нашей истории, культуры.

Сейчас только скажу: телефоны у нас, просто-напросто, раскалённые до красна. Количество писем, количество людей, которые обращаются с желанием принять участие в этом проекте, просто огромно. Мы даже не ожидали такого общественного резонанса. И среди этих людей огромное количество депутатов разных уровней из разных политических сил. И сказать, кто точно к нам приходит, я не могу: они идут отовсюду.

А.Г. - Раз мы коснулись взаимоотношений с различными партиями, то ответьте, пожалуйста, какие другие партии Вы видите своими союзниками?

В.В. - Всех, кто следует левой идеологии.

По большому счету, Союз Левых Сил, ПСПУ, КПУ – вот реальные левые силы, которые могли бы не конкурировать, а дополнять друг друга.

Сейчас Владимир Михайлович Литвин (лидер Народной партии, избирательного блока и парламентской фракции своего имени, бывший руководитель Секретариата Президенкта Украины, бывший спикер Верховной РадыА.Г.) очень много начал говорить о левой идеологии. Вчера мы с ним имели беседу. Я всё хочу добиться ответа на вопрос: когда у него произошёл этот поворот в левую сторону, и что было толчком?

Впрочем, «когда» – мы это видели, примерно полтора года назад. Но что послужило толчком к этому? Получив ответ, я смогу понять: действительно ли это стало его убеждениями? И тогда, естественно, мы будем работать вместе. Потому что нам не грызться нужно, нам объединяться нужно. Но объединяться в делах. Не так, как сейчас: некоторые политические силы хотят создать какие-то оргкомитеты, что-то координировать, чем-то управлять. Ерунда всё это! Объединяться надо делами.

Сейчас очень необходимо принятие закона о почасовой оплате труда. Давайте объединим усилия всех политических партий и «бомбанём», ударим по парламенту так, что зашатается парламент. Для того, чтобы этот закон приняли. Для этого нам не нужно какие-то надструктуры строить, офисы, машины, секретарши и всё остальное… Зачем?

Вот когда мы будем подходить к тем или иным выборам… В первую очередь, к выборам Президента Украины, тогда необходима более жесткая координация наших действий.

Вопрос только один: смогут ли представители старой политической элиты, представляющие левый фронт, забыть личные обиды и поставить общественное выше личного?

А.Г. - То есть, это не блокирование, не создание объединённой партии, а некий фронт левых сил, которые бы сотрудничали в конкретных делах.

В.В. - Совершенно верно.

Ну, например: я верующий человек, я не могу создавать что-то общее с коммунистами, хотя наша идеология очень во многом пересекается. Зачем далеко ходить, почитаем труды фундаторов коммунистического движения. Так же очень во многом сходятся наши взгляды и оценки на процессы с Натальей Михайловной, но её, скажем так, экономические ноу-хау, например единая рублёвая зона… Я в это не верю. Я, как экономист, не могу в это поверить, я не вижу реализации. Мне кажется, это разрушит те процессы, которые только стали отлаживавться, если мы что-то новое начнём делать. Мы опять не сойдёмся, ведь для неё это – принципиальный аспект.

И коммунисты, и «Союз левых сил», и прогрессивные социалисты, на самом деле отстаивают защиту человека труда от произвола крупного капитала. Это стержень, это основа, на которой мы можем действительно очень много делать совместно.

А.Г. - В программных документах партии говорится о необходимости федерализации Украины. В то же время, Виктор Ющенко и подконтрольные ему политические силы не устают повторять, что любые призывы к федерализму – это сепаратизм. Не кажется ли Вам, что из-за данного пункта программы «Союз левых сил» с первых же дней свое существования попадёт под пресс СБУ как сепаратистская организация?

В.В. - Да уже попали… Со мной уже провели соответствующие встречи и разговоры.

Но я Вам скажу так: это не более чем пук в лужу – все их напряжения по поводу того, что нельзя ни в коем случае говорить о федерализации Украины. Уже прошёл тот момент, когда они хотели и могли напугать и нас, и население Юго-Востока страны, промышленного Центра страны. Могли напугать тем что, «мы вас всех тут посадим, всех разорвём». Потому что, во-первых, нет никакого нарушения законодательства. Раз. Во-вторых, только идиот может «федерализм» переводить как «сепаратизм». «Сепарато» в переводе с латыни – это разделение, «федерация» – это объединение.

Мы говорим о спасении границ Украины 91-го года. Вот сейчас Партия Регионов не побоялась. Буквально сегодня Янукович презентовал проект новой конституции, которая написана, как он выразился, по образу Германии. Германия – федерация. Предлагается проект федеративного устройства Украины. И эта мысль уже постепенно овладевает массами.

Мы, «Союз левых сил», обязательно включимся в этот процесс для того, чтобы стало более широко и более глубже понятно, что это такое. Тем более, когда в Украине идёт оголтелое наступление нацизма по всем направлениям. Мне кажется, Юго-Восток и промышленный Центр даёт этому адекватный ответ. И переход к федеративному устройству Украины с делегированием гуманитарных полномочий по регионам – это как раз таки будет защита от фашизации Украины.

Хотят жить там, на Западной Украине, с верой в Геббельса, Гитлера, Шухевича, Бандеру – пускай живут. Какие могут быть разговоры? Но этого не хочет вся остальная страна. Тогда не надо нас насиловать. Давайте создадим свободное общество свободных людей. Всё! Народное государство. И посему… у них уже даже потенции нет для того, чтобы пугать уголовными преследованиями за то, что мы отстаиваем идею федерализации.

А.Г. - Лично Вас многие считают «пророссийским» политиком, хотя на презентации информационного центра, созданного Дмитрием Рогозиным, Вы заявили о том, что российского в Вас – только фамилия. Соответственно, после заявления о поддержке русского языка уже говорят о «пророссийской» партии «Союз левых сил». Догадываюсь, что сейчас Вы заявите о том, что российского в вашей партии – только фамилия Председателя. Тем не менее, каким Вы видите отношение вашей партии к России?

В.В. - (Смеётся)

Мы предлагаем, и в программе партии это отражено, прекратить еврофантазировать. Вернуться к корням и понять, что, в конце концов, самое важное – это… есть ли возможность накрыть стол на Новый Год. Самое важное – в состоянии ли вы, как мужчина, обеспечить свою семью и защитить свою семью. В состоянии ли вы, как женщина, дать достаточно тепла семье. И не надо ли вам каждый день трудиться на трёх работах, когда ваши дети в это время без присмотра. Важно то, что в наших домохозяйствах происходит.

Исходя из этого: во внутренней политике мы должны дать по зубам олигархам и крупному капиталу. Во внешней политике мы чётко видим, что нам сейчас предлагает Евросоюз или Соединённые Штаты Америки. Им нужны сантехники, садовники, няньки, проститутки, строители, водители.

И наоборот: что нам предлагает Российская Федерация? Российская Федерация предлагает нам объединить свои ресурсы. Нам, Белоруссии, России в Едином Экономическом Пространстве. Для чего? Для того, чтобы объединённые ресурсные возможности Российской Федерации, транзитные способности наши и Белоруссии поставили на колени Европу. В хорошем, экономическом смысле этого слова. Поставив Европу на колени, мы тогда, в конечном итоге, сможем совместно играть на мировых рынках. И, играя на мировых рынках, мы сможем, на самом деле, получать максимальное количество дивидендов для того, чтобы вот сюда, в семью… Чтобы можно было новогодний стол накрыть, детей защитить, выучить, получить достаточное медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение и так далее.

То есть, исходя из вот этого, наше направление – в сторону России, в сторону славян. Мы должны это понять, успокоиться от этой евроистерии, от этих еврофантазий. Понять, что мы никому там не нужны в ближайшие тридцать, а то и пятьдесят лет. А вот ежели мы будем совместно с Россией строить будущее, тогда у нас будут огромные перспективы. Тогда нас будет Евросоюз просить: «Позвольте нам присоединиться к вам». Тогда Соединённые Штаты мы тряхнём так, что не будут они командовать по всему миру, ездить, разбрасывать свои войска и всякую гадость. Вот тогда мы сможем сделать что-то великое.

Там, в Европе, мы всегда будем пристяжными, там мы всегда будем вторым сортом. Там мы всегда будем значить лишь чуть-чуть больше, чем африканская страна.

А.Г. - Спасибо Вам большое. С наступающим Новым Годом.

В.В. - Спасибо Вам.

Киев,

24.12.2007