Печать
| Эксклюзив |
Просмотров: 12080
0 Плохо0

«Разом нас багато!» -

Хто буде лікувати?

В 2005 году известный российский публицист украинского происхождения Юрий Мухин написал работу «Кликуши голодомора». Те, кто хотят по-настоящему разобраться в причинах страшного голода 1932 -1933 годов, должны обязательно прочесть это исследование, оно никого не оставит равнодушным. Автор предлагает свою хорошо аргументированную версию тех трагических событий. Комплексный подход Мухина к сложной исторической теме не только убедительно разоблачает лживость трактовки голода как «геноцида», но и заметно отличается от стандартных объяснений современных коммунистов, которые в основном сводятся к осуждению нереальных планов хлебозаготовок и насильственной коллективизации. Электронную версию статьи Мухина можно найти, например, по этому сетевому адресу: http://stalinism.ru/elektronnaya_biblioteka/klikushi_golodomora-2.html


Я не ставлю здесь цель излагать версию Мухина, хочу обратить внимание на другое. Мухин вынес в название своей работы слово «кликуши», разъяснив, почему он использовал это медицинское понятие: «Сегодня, наверное, мало кто знает, что «кликуша» это не ругательство, а больная кликушеством. Малая Советская энциклопедия говорит о кликушестве, что это «одно из проявлений истерии, выражавшееся в судорожных припадках с выкрикиваниями (о «порче» и т.п.). К. было распространено прежде среди рус. крестьянства и было связано с предрассудками и суевериями («порча», «наговор», «злой глаз»). К. страдали преимущественно женщины, что было связано с их бытовым и социальным угнетением. Раскрепощение женщины-крестьянки, коллективизация и связанное с ними поднятие культурного уровня населения, борьба с религиозным дурманом обусловили искоренение этого заболевания».

Даю комментарий специально для тех, кому кажется, что приведенная Мухиным цитата далека от науки, идеологизирована, кому советские энциклопедии, советская медицина (особенно психиатрия и неврология) не авторитет. «Совок», как выражается определенная публика. Должен их огорчить. Явление кликушества как частной формы истерии и обусловленность этого заболевания социальными условиями жизни обстоятельно изучены задолго до Октябрьской революции. Крупнейшие отечественные психиатры В.М.Бехтерев, Н.М.Попов, Н.Ф.Высоцкий и, особенно, наш замечательный соотечественник Н.В.Краинский заложили основу современных знаний об этом основательно забытом заболевании. В советский период оно, действительно, почти сошло на нет. Здесь уместно дать краткую справку о Николае Васильевиче Краинском, его биография достойна написания романа. Моей матери – Смирновой Светлане Николаевне – посчастливилось работать вместе с ним в последние годы его жизни.

Краинский родился в 1869 году в Киеве, закончил медицинский факультет Харьковского университета, вырос в Харькове до профессора и сыграл выдающуюся роль в становлении в этом городе одного из трех центров психиатрической науки в Российской империи – знаменитой «Сабуровой дачи». Некоторое время он работал с академиком В.М.Бехтеревым в его Военно-медицинской академии в Петербурге, затем открывал новые психиатрические больницы в Новгороде, Вильно, Подмосковье и в Томске, был профессором в Варшавском университете. В революцию 1905 года за свой мятежный характер попал в опалу, и до начала мировой войны был отстранен от казенной службы. В Первую мировую до Октября 1917 работал в родном Киеве. В 1919 году больного тифом профессора белогвардейцы эвакуировали сначала в Новороссийск, затем на греческий остров Лемос. В итоге Краинский оказался в Югославии. Там он в совершенстве освоил сербохорватский язык (немецким, французским и польским он владел с молодости), писал на нем научные труды. В Загребе и Белграде Краинский плодотворно работал до 1943 года – его клинические и теоретические исследования не остановила даже нацистская оккупация. В 1943 году он получил разрешение на переезд в Берлин для воссоединения с семьей: его дочь Вера Николаевна Краинская-Игнатова – профессор судебной медицины в Харькове ‑ была насильно вывезена немцами в Германию. Там, в Берлине, не сотрудничая с нацистами, он пишет главный труд своей жизни «Основы естествознания в связи с теорией нервно-психического процесса». После взятия Берлина Красной Армией Краинский предлагает свои услуги советской администрации. Ему доверяют и назначают консультантом по нервным и душевным болезням в двух советских военных госпиталях. В августе 1945 года Краинский подаёт ходатайство о разрешении возвращения на Родину и получении советского гражданства. Не дождавшись положительного ответа, в сентябре 1946 года он пишет письмо лично И.В.Сталину с просьбой разрешить вернуться на Родину и предоставить возможность там закончить свой научный труд. Просьба была удовлетворена, и в 1947 году Краинский вернулся работать на Сабурову дачу, где ему была выделена служебная квартира. Скончался Краинский в 1951 году в возрасте 83 лет. Человек высочайшей культуры, прекрасный музыкант, ученый-энциклопедист, автор более 200 научных трудов - по медицине, логике, физике и математике, Краинский еще при жизни стал широко признанным в мире классиком.

А теперь посмотрим, как соотносится развитая Краинским и его коллегами наука о нервных заболеваниях, истерии и кликушестве с украинскими политическими реалиями начала XXI века.

От симуляции болезни

к болезни настоящей

Истерия – нервная патология, связанная с чрезмерной склонностью к внушению и самовнушению в сочетании со слабостью самоконтроля. При истерии наблюдается явно демонстративное поведение: при невысокой интенсивности переживаний их внешнее выражение чрезмерно утрируется криками, плачем, обмороками, патетической речью, что ориентировано на привлечение внимания других людей. Это функциональное расстройство здоровья относится к т.н. «малой» психиатрии, или психиатрии пограничных состояний – психопатии. Элементы истерической психопатии обязательно присутствуют в поведении людей, которых общепринято считать здоровыми. К ним относятся, прежде всего, актеры и публичные политики. Без умелой игры «на публику» они были бы профессионально непригодны.

Вопрос здоровья или нездоровья сводится к балансу между этой игрой и собственным отношением к ней. Существует угроза переиграть, так «перевоплотиться в образ», что дорога назад становится затруднительной. Типичный пример: призывник, желая «откосить» от армии, симулирует тремор (дрожь в руках). Постепенно это состояние автоматизируется, закрепляется и поддерживается по механизму «желательности» или «выгоды». При истерии симптомы всегда поражают своей рациональностью, возникает именно тот симптом, который в данных условиях «удобен» для больного.

И вот цель достигнута, призывника комиссовали, но дрожь не проходит. Попытаться объяснить больному, что его состояние вызвано «бегством в болезнь», пустая трата времени. Больной будет считать вас плохим специалистом и перестанет доверять вам. Он попытается сменить врача. Больные истерией не отдают себе отчета в том, что болезненный симптом для них «приятен» или «выгоден». Они считают, что у них очень серьезное, требующее повышенного внимания и лечения органическое заболевание.

Другой типичный пример из того же ряда – т.н. «патологические лгуны». Люди лгут по разным причинам. Одна из них – это показать свою значимость, заинтересовать своей личностью, талантами, завысить достоинства. Отличие патологического лгуна от лгуна обыкновенного сводится к двум моментам: во-первых, он сам верит в то, что о себе нафантазировал, во-вторых, он не может остановиться. Одна ложь сменяет другую, зачастую ей противореча, но патологического лгуна это нисколько не смущает.

Кликушество – частный случай истерии. Ему подвержены в основном женщины, хотя бывают и исключения среди мужчин. Наблюдается, например, такая картина: работает женщина в поле от зари до зари, дома у неё не присмотренные маленькие дети, больные старики родители, мужа нет, ей очень тяжело, ей себя жалко… И она «уходит в болезнь»: бросается в припадке на землю, начинает голосить, причитать что-то несусветное (как говорили в старину – «это бес её кликает»), проклинать свою жизнь, всячески стараясь привлечь к себе внимание и вызвать жалость. Больная целенаправленно стремиться утратить над собой контроль и добивается этого в полной мере. Опасность её состояния многократно усиливается тем, что при наличии в окружении внушаемых лиц, те тоже впадают в аналогичное состояние. Болезнь индуктивно передается к следующим лицам, приобретая характер эпидемии, которая может поразить пол деревни.

Порча – универсальное объяснение всех бед

В «цивилизованной» Европе кликуш «лечили» единственным способом: их, как ведьм, или как одержимых бесами, сжигали на кострах. На Руси же, напротив, «божьим людям» охотно давали приют в монастырях, обидеть их считалось большим грехом. Несмотря на, казалось бы, создание у нас более благоприятных условий для распространения заболевания, кликушество (или «бесоодержимость») в средневековой Западной Европе по данным Н.Ф.Высоцкого встречалось многократно чаще, чем на нашей земле.

Краинский в книге «Порча, кликуши и бесноватые» писал в 1900 году: «Все указания, которые мне удалось найти в сочинениях по русской истории до 1600 года касаются колдовства в форме порчи. Порче приписывались тогда все болезни вообще, но с начала XVII века с понятием о порче связывается особый вид болезненных явлений, известный под названием кликушества. Первые указания на кликушество, или икотную болезнь, как следствие порчи относятся к 1606 году».

Краинский исследовал географию распространенности кликушества по всей империи. Касательно территории современной Украины он отмечает, что в среднем здесь кликуш меньше чем в центральной России и, особенно, в северных губерниях. Но с существенной оговоркой: «…дальше в Харьковской и в южных губерниях кликуши становятся очень редкими и постепенно исчезают. На западе есть еще центр, куда стекается много пришлых со всей России кликуш — это Киево-Печерская Лавра». Это замечание Краинского о пришлых со всей Руси в Киев кликушах запомним, сегодня оно звучит пророчески.

Явление кликушества изучалось не только с медицинской точки зрения, но и с этнографической. Дело в том, что на общие для всех больных клинические симптомы болезни накладываются особенности местной народной культуры, религиозных верований и фольклора. Краинский продолжает: «В кликушестве же почти все дело сводится на порчу, а бес играет очень второстепенную роль… Хотя кликуши и народ убеждены, что порча происходит от вселения в них бесов, но самое представление о чертях очень смутное...»

Кликуши, как было сказано, концентрировались в монастырях, тяготели к церквам, к массовым скоплениям народа. Н.М.Попов в 1903 году отмечал следующую особенность их поведения: «Первый припадок с кликушей обыкновенно случается в церкви, при богослужении, во время крестного хода и тому подобных торжественных моментов….»

Здесь мы остановимся и посмотрим, как эти более чем столетней давности медицинские наблюдения соотносятся с кампанией беспрецедентного нагнетания русофобской и антикоммунистической истерии, развернутой вокруг 75-й годовщины голода 1932-1933 годов. В частности, с разыгранным 24 ноября 2007 года действом, названным «траурным шествием от Софиевского собора к Памятному знаку жертвам Голодомора».

В терминах наших непросвещенных предков организаторы сих мероприятий явно имели цель внушить украинскому народу, что в 1932-1933 годах он стал жертвой порчи наведенной на него бесовской большевистской властью, пришедшей от «северного соседа». Проклятие той давней бесовской порчи не снято до сих пор, все наши бесчисленные «негаразди» уже после 1991 года также являются следствием более чем семидесятилетнего господства марксистских безбожников. Характерно, что у самих организаторов кампании, как верно пишет Краинский, «представление о чертях очень смутное». А иначе и быть не может! Если бы оно было ясным, но никто бы из них добровольно и нередко с большими усилиями в ряды этих самы[ «чертей» не стал бы не лезть! Я имею в виду практически поголовное (до 1991 года) членство нынешних пламенных антикоммунистов в безбожной КПСС.

Идем далее. Бесов, понятно, нужно изгонять. Методы проверены веками, в основном средними. Первым делом, нужно повсеместно уничтожать их образы. Для этого порой даже приходилось делать специальные чучела чертей, чтобы затем их прилюдно сжечь и тем самым «победить». На Украине проще - есть готовые. Это так называемые «памятники эпохи тоталитаризма». Например, многочисленные «родины-матери» на могилах «савєцкіх окупантів». Чего их жалеть? И вот Ющенко дает команду – в следующем 2008 году, объявленном «годом памяти жертв Голодомора» (дикторы нередко сокращают просто до «года Голодомора» - какой контраст с «годом семьи», объявленном в России на 2008 год) снести эти бесовские знаки!

Походим к кульминации. Мухин хотя и разъяснил в статье 2005 года, что кликуша – это не ругательство, а диагноз, тем не менее, употребил этот термин как метафору. Ведь никто в 2005 году не кликушествовал в буквальном смысле слова, т.е. не голосил и не причитал по поводу «голодомора». Теперь же свершилось! В полном соответствии с описанием крестных ходов, сделанных Н.М.Поповым в начале ХХ века, во время траурного хода от Софиевского собора прекрасно поставленный голос невидимой народу драматической актрисы (угадывается творческий почерк народного депутата от Руха и народной артистки Украины Нины Матвиенко), записанный после многократных репетиций и тщательной режиссуры, полифонически запричитал на все голоса про «голодних діточок». Я удивлен, почему кавалеру ордена княгини Ольги III степени бабе Параске там тоже не предоставили слово – это был как раз её уровень.

В.М.Бехтерев в работе 1903 года «Внушение и его роль в общественной жизни» в главе «Эпидемии кликушеств и порчи» дает такой рецепт борьбы с кликушеством: «Очевидно, что внушение, систематически проведенное при условии разобщения кликуш друг от друга и обособлении их от здоровых или освободившихся от припадков с целью устранения от взаимовнушения и влияния одних на других, является одним из важнейших лечебных мероприятий, к которым отныне следует прибегать в каждом случае эпидемии кликушества, порчи и бесноватости».

Увы, Бехтерев и в кошмарном сне не мог представить, что наступит время, когда телевидение будет транслировать в прямом эфире, а позже многократно показывать в записи то, от чего здоровых людей нужно «обособливать». Он не дожил до появления термина «охлосуггестия», которым названа предельно циничная прикладная наука манипулирования толпой посредством гипноза. Именно охлосуггестия, а не вандалы-разрушители монументальной композиции работы скульптора В.И.Агибалова, превратила бывшую площадь Октябрьской революции в Киеве во всеукраинский Майдан невменяемости. Киевским, и не только киевским, психиатрам и невропатологам Майдан-2004 резко прибавил работы - сотни наших сограждан не могли без квалифицированной медицинской помощи вернуться к нормальной жизни.

Ще не вмерла?

Голод 1932-1933 годов нужно помнить, а память его жертв чтить. Но мне неизвестны примеры, чтобы где-то за пределами Украины устраивали из трагических юбилеев мазохистские «праздники». Я не могу представить, чтобы правительство США выпустило памятные монеты, посвященные разгрому Пёрл-Харбора или террористическим атакам 11 сентября 2001 года. Такие монеты принято чеканить в честь событий, составивших национальную гордость, а не горе. Но Национальный банк Украины 23 ноября 2007 года ввел в обращение серебряную монету «Голодомор – геноцид українського народу» номиналом 20 гривен и монету из нейзильбера номиналом 5 гривен. Подобное зацикливание на исторической трагедии на медицинском языке, как было сказано выше, называется «бегством в болезнь».

В этом контексте вовсе не удивительны шокировавшие многих слова В.А.Ющенко, сказанные им 23 ноября на телепрограмме «Свобода слова» Савика Шустера: «Чрезвычайно утешает и чрезвычайно приятно то, что наш разговор, который, кажется, начинался с дискуссии, потихоньку, потихоньку пришел к прекрасному, хорошему диалогу. Особенно большое наслаждение («велика насолода»), когда слушаешь пожилых людей...». Напомню, что за несколько минут до заключительных слов Президента пожилые люди вспоминали о своих страданиях и погибших родственниках. Странная «насолода» всё это слушать…

Лексический анализ текста патетического обращения В.А.Ющенко к «моему народу» 24 ноября на Михайловской площади выявляет в нем зловещие двусмысленности (см. по адресу http://www.president.gov.ua/ru/news/data/1_20911.html.).

Читаем: «Мы должны одеть Украину в чистую сорочку и убрать с ее тела символы тоталитарного режима…». Напомню, что численность населения Украины с 52,2 миллионов человек в «тоталитарном» 1991 году опустилась за годы «самостійності» до 46 миллионов, вымирание страны идет с темпом в одну условную «Полтаву» в год. Знает ли Гарант Конституции и по совместительству любитель этнографии, в каких случаях и кого принято ОДЕВАТЬ в чистую сорочку? Обращаю внимание на пассивный залог – здорового человека обычно не ОДЕВАЮТ (если речь не идет о тяжелом скафандре водолаза или сложном наряде невесты), он ОДЕВАЕТСЯ сам. Легче и проще сорочки одежды нет. В сорочку ОДЕВАЮТ только беспомощное тело… Хорошо, если это тело больного, но ещё живого человека…. Собственно, именно с «тела» Украины Ющенко и призывает «убрать символы тоталитарного режима».

Еще более двусмысленно прозвучали последние слова президентской речи: «Вечная память и слава Украине!». С не очень уместной в траурном контексте «славой Украине» всё понятно – это часть бандеровского приветствия, без прославления бандеровщины Ющенко давно обойтись не может. Но разве «вечную память» поют живым?! Память – это знание о том, чего уже нет, что ушло в прошлое. Объект «вечной памяти» не живет в настоящем времени, тем более у него нет будущего. «Вечную память» не поют, ею отпевают.

Что всё это значит? Случайные недоработки спичрайтеров Президента или закономерные фрейдистские оговорки?

Александр Смирнов